Личная траектория: почему успешные инженеры выбирают аспирантуру МАИ

25 октября 2018
Личная траектория: почему успешные инженеры выбирают аспирантуру МАИ
Александр Будков, аспирант кафедры 703 «Системное проектирование авиакомплексов» Московского авиационного института, не мечтал о самолётах никогда. Ни во время учебы в школе, ни готовясь к поступлению в вуз, когда выбрал один из сильнейших в России технических университетов — МГТУ имени Н.Э. Баумана. В Бауманку удалось поступить без экзаменов, по результатам олимпиады. На третьем курсе его распределили на специальность, связанную с космосом. И только потом, после четвертого курса, пройдя практику в «ОАК — Центр комплексирования» (ОАК-ЦК), Александр получил предложение о трудоустройстве и начал работать над проектом МС-21. Тогда и понял, что его место — в авиастроении.

Самолёт на ладони

Работа в ОАК-ЦК началась для Александра с обычной студенческой летней практики на месяц. Военным проектам, которые предлагали в МГТУ, — ракетам, истребителям, оборонным комплексам, — он предпочёл разработки в области гражданской авиации, которые ведутся в ОАК-ЦК. Например, интеграция бортового оборудования для новейшего отечественного магистрального узкофюзеляжного пассажирского самолёта МС-21.

ОАК-ЦК — молодая и современная компания, её костяк составляют выходцы из Гражданских самолётов Сухого, прошедшие школу разработки первого российского лайнера Sukhoi Superjet 100.

— В компании работает много молодёжи, — рассказывает Александр. — В моём отделе около половины специалистов недавно закончили университет. В основном у нас работают выпускники МАИ и МГТУ.

В отделе комплексных систем управления (КСУ) ОАК-ЦК студенты-практиканты изучали математические модели реальных блоков и систем бортового оборудования, которые позволяют протестировать его на стендах до установки на борт и проведения лётных испытаний. Это реально продукты, созданные Корпорации «Иркут» для МС-21, а не просто учебные системы из среды моделирования — весь самолёт в «цифре», как на ладони, восхищается Александр.

— За лето, благодаря такой практике, я получил уникальный багаж знаний, — признаётся он. — Учиться в вузе предметам по специальности стало проще и интереснее. Например, основа моей специальности — теория автоматического управления (ТАУ), и многое о ней я уже знал: каковы базовые принципы, где они используются, что применяется на практике, а что пригодится только в теории.

Довелось на практике и «полетать» — в ОАК-ЦК студенты могли участвовать в тестировании и сертификации очередной версии авионики для Sukhoi Superjet 100. В макете кабины самолёта с реальным оборудованием и захватывающей визуализацией происходящего вокруг, — небо, аэродромы, сложные заходы на посадку, — ребята должны были, к примеру, завести в систему самолётовождения маршрут и выполнять полёты.

Скоро то же самое предстоит делать для МС-21 и его бортовых систем, только впервые, с нуля. «Вот тогда налетаемся!» — предвкушает Александр и рассказывает, как недавно проводил экскурсию по стенду интеграции бортового оборудования ОАК-ЦК для старшеклассников, абитуриентов МАИ. Немного завидует им: выбирать будущую специальность намного проще, если ещё до поступления в университет есть возможность познакомиться с реальным предприятием и понять, чем ты сможешь заниматься по окончании университета.

Ведение по маршруту

Помимо практического опыта, работа в ОАК-ЦК стала для Александра и судьбоносным моментом в профессиональной траектории. Он сделал окончательный выбор в пользу самолётов. Повезло и с руководителем дипломного проекта: доктор технических наук Юрий Геннадьевич Оболенский был главным конструктором МиГа, а также профессором МАИ и МГТУ имени Баумана.

— Диплом я писал уже по тематике своей работы в ОАК-ЦК — проектированию программного алгоритма траекторного управления при полёте по маршруту, — вспоминает Александр. — Но о МАИ на тот момент знал только, что есть такой институт. На шестом курсе я сменил профиль основной работы, внутри ОАК-ЦК меня перевели из отдела комплексных систем управления в отдел систем самолётовождения. Там решают смежную задачу — система отвечает за ведение по маршруту, проводит все технические расчёты и выдаёт в КСУ управляющие сигналы после того, как пилот вводит маршрут в систему или вносит корректировки.

Александр уже создал свою упрощенную математическую модель самолёта, работая в отделе КСУ, а теперь усложнил её алгоритмами для ведения самолёта по маршруту. И на защите диплома продемонстрировал комиссии смоделированный по собственным алгоритмам полёт самолёта с успешным заходом на посадку.

Чем ближе была защита диплома, тем чаще будущий специалист задумывался: что же дальше? Кажется, аспирантура и кандидатская не так уж и нужны — интересная работа есть, статус кандидата наук мало что изменит. Но именно на работе ему посоветовали не пренебрегать такой возможностью. Евгений Сергеевич Неретин, заместитель начальника отдела систем самолётовождения в ОАК-ЦК и доцент кафедры 301 «Системы автоматического и интеллектуального управления» МАИ (а ныне заведующий кафедрой 703 «Системное проектирование авиакомплексов»), предложил поступить в аспирантуру Московского авиационного института по этому направлению. Такая поддержка сыграла ключевую роль.

— При поступлении в аспирантуру важно не только самому захотеть поступить и сдать экзамены, но и чтобы кафедра захотела тебя взять, чтобы был научный руководитель, — делится Александр. — К тому же, я из другого университета, в МАИ меня никто не знал. На экзамене все, кроме меня, были маёвцами, я единственный — бауманец. Евгений Сергеевич смог за меня поручиться, это и был мой основной мотив.

Спустя год Неретина назначили на должность заведующего кафедрой 703 МАИ, и Александр, не задумываясь, перевёлся на его кафедру. А в этом году в аспирантуру кафедры 703 поступили сразу пять авиаторов, выпускников МАИ: четыре сотрудника ОАК-ЦК и один — из ПАО «Корпорация «Иркут». Целая команда молодых специалистов решила не только заниматься реальной научно-исследовательской работой, но и помогать любимой кафедре.

Зачем она, аспирантура?

Поначалу Саша часто задавался таким вопросом и серьёзно над ним размышлял. И в результате решил: научно-инженерным кадрам уделяют всё больше внимания — таков современный вектор развития России, а значит и окончание аспирантуры, и защита кандидатской диссертации не только престижны, но и обязательны для работы на руководящих должностях в авиационно-космической отрасли. С каждым годом вузы демонстрируют всё более серьёзный подход к этому. Отбор в аспирантуру стал заметно строже — раньше поступить при желании мог почти каждый, а в последние годы появился конкурс, и даже приличный. Учёба в аспирантуре продолжается теперь четыре года, а не три, и, кажется, собираются внедрить шестилетку.

— Действительно, чтобы провести какое-то реальное научное исследование и написать серьёзную диссертацию, трёх лет мало, да и четырёх, может быть, недостаточно, — рассуждает Александр. 

Для будущей кандидатской диссертации они с научным руководителем определили уже несколько интересных тем, и главное в них — научная составляющая. Первая — системы самолётовождения. Вторая тема связана с управлением воздушным движением и автоматизацией диспетчерской работы, которую сейчас в основном выполняют люди. Можно использовать для этого наземную автоматизированную систему, которая будет принимать данные всех бортов из определённого сектора, разводить потоки и выстраивать маршруты. Эти задачи настолько серьёзные и сложные, что силами двух-трёх человек решить их не получится, но команда аспирантов-маёвцев кафеды 703 с радостью взялась за дело.

В ОАК-ЦК Александр сейчас работает над человеко-машинным интерфейсом системы самолётовождения — изучает взаимодействие с пилотом, думает, как сделать этот интерфейс максимально удобным, разместить необходимое количество информации, не перегружая человека. Для этого уже есть широкоформатные дисплеи и сенсоры. Актуальна и минимизация времени для предполетной подготовки: лётчики тратят до получаса времени перед полётом, чтобы ввести маршрут и всё проверить.

— Так как составляющие интерфейса в кабине пилотов сейчас совершенствуются, встала задача, как всё это скомпоновать по-новому, — делится Александр. — Мы отрабатываем эту задачу для лайнера МС-21. Практическое значение такой разработки несомненно, теперь необходимо научно обосновать каждое принятое решение. Таким образом, и в ОАК-ЦК есть огромное поле для научных исследований.

«Занимаюсь серьёзным делом»

А есть ли место в жизни аспиранта романтике, связанной с самолётами? Повлияла ли она на его выбор? На этот вопрос Саша отвечает сразу, задумываясь.

— У меня есть уверенность, что я занимаюсь серьёзным делом! — говорит он. — Я общаюсь с друзьями и знакомыми, к сожалению далеко не все из них работают по той специальности, которую получили в вузе. И многие, узнав о моей работе, реагируют: «Ого! Здорово!». Меня охватывает гордость.

Впрочем, жизнь молодого человека это, конечно, не одна лишь работа. Саша большой поклонник всевозможных игровых видов спорта. Любит музыку — в детстве закончил музыкальную школу по классу фортепиано, а сейчас в его плеере самые разные жанры: от Linkin Park до рэпа. Критикует новый фильм «Экипаж» за смешные ляпы с точки зрения специалиста и восторгается кинокартиной «Чудо на Гудзоне», основанной на реальной истории пилота, посадившего самолёт на реку.

А ещё играет в авиасимуляторы, самые продвинутые из которых уже сложно назвать игрой. Это настоящая близкая к реальности эмуляция работы пилотов в кабине самолёта: включить гидросистему, электросистему, вбить план полёта, доложить диспетчеру...

— Кстати, интерфейс системы самолётовождения, который мы разрабатываем, можно использовать и в таком приложении. Мы уже думали об этом — ведь для МС-21 пока нет симулятора, а так хотелось бы его создать, — мечтает аспирант-маёвец. Или не мечтает, а планирует. Зачем мечтать, когда можно сделать ещё одно настоящее дело.

Елена Панасенко
Июнь 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

На сайте МАИ можно разместить свое объявление, новость или анонсировать свое мероприятие

Предложить новость