«МАИ — самолёты и планы»: интервью Михаила Погосяна «Российской газете»

21 июля 2016
«МАИ — самолёты и планы»: интервью Михаила Погосяна «Российской газете»

Зачем ректору каждый день бывать в приёмной комиссии? Какие новые специальности появятся в МАИ? Какие перспективы ждут разработчиков новейших аэрокосмических систем? Об этом корреспондент «Российской газеты» беседует с ректором Московского авиационного института (национального исследовательского университета), академиком РАН Михаилом Погосяном.

Михаил Асланович, в разгаре приёмная кампания. Вы часто заглядываете в приёмную комиссию?

Каждый день. Хочу почувствовать настроение абитуриентов, посмотреть, насколько университет соответствует их ожиданиям, насколько он интересен.

Уже можно сказать, какой конкурс?

Точные цифры будут чуть позже. Но уже очевидно: по сравнению с прошлым годом конкурс заметно вырос. На некоторые престижные специальности, например информационная безопасность, на одно место — свыше 80 заявлений. А всего на первый курс примем более 5000 человек.

Стобалльников ЕГЭ много?

Да, они есть. И их, как и победителей олимпиад, в МАИ тоже стало больше.

Каким вы видите своего студента?

Мы хотим видеть хорошо подготовленных выпускников школ, которые увлечены авиацией, космосом, другими инженерными направлениями. Которые нацелены на новые технологии, перспективы. Которым наряду с инженерной интересна и управленческая деятельность. Таким ребятам МАИ может дать не только хорошую фундаментальную подготовку, но и хорошие практические навыки работы в современных инновационных проектах.

Многие ректоры отмечают: у абитуриентов-«технарей» может быть очень сильная математика, физика и одновременно — очень плохо с русским языком. Вы с этим сталкивались?

Это общая проблема. Общекультурный уровень, умение студентов грамотно и понятно донести свою мысль, а не только специальные знания, требуют сегодня внимания.

Трансфер знаний

Когда-то российское инженерное образование считалось едва ли не эталоном в мире. А сегодня его не критикует только ленивый. Ваша точка зрения?

Я считаю, что базовый уровень подготовки в ведущих инженерных вузах, к числу которых, безусловно, я отношу МАИ, позволяет молодым людям достаточно быстро освоить те направления деятельности, с которыми они будут сталкиваться в работе. Однако темпы внедрения в процесс подготовки специалистов новых научных и технологических подходов должны заметно возрасти.

Раньше технологии менялись через 5-10 лет, сегодня обновление происходит значительно быстрее. А значит, важно не только дать студентам теоретические знания, но и научить работать в быстро изменяющейся среде. Нужно уже на этапе обучения вовлекать молодёжь в научно-исследовательскую работу, чтобы они пришли на предприятия с готовыми практическими навыками.

Вы не раз подчеркивали: вуз должен выпускать не просто линейных инженеров, а исследователей?

И стою на этом. Вуз должен выпускать специалистов, которые способны видеть перспективу развития техники и понимать, какими решениями эта перспектива будет обеспечиваться.

Какое тут конкурентное преимущество у МАИ?

Их несколько. Прежде всего: мы готовим специалистов по всем направлениям деятельности в области авиационно-космической техники и других сложных комплексов. И тех, кто занимается общим проектированием, и тех, кто занимается проектированием планера, систем, оборудования, и тех, кто занимается комплексной оценкой эффективности систем. В этом сила МАИ. Мы обеспечиваем трансфер знаний и трансфер подходов из разных областей. Даём самый широкий кругозор.

Еще одно преимущество — в тесном взаимодействии с предприятиями. Уже в процессе подготовки широко используются самые передовые наработки: это касается композитных конструкций, современных подходов к интеграции авионики, к моделированию. Плотно работая с промышленностью, вуз имеет возможность участвовать во всех крупных проектах. Сегодняшние наши партнерские отношения с «Ростехом», ОАКом, Роскосмосом предусматривают не просто присутствие вуза в отдельных локальных научных исследованиях — мы предлагаем комплексный подход к решению различного рода задач.

На гиперзвуке

Полгода назад вы говорили о том, что МАИ будет заниматься разработкой беспилотников, гиперзвуковых и даже более электрических самолетов. Что-то уже началось?

Мы движемся по пути реализации перспективных программ. По беспилотным летательным аппаратам в рамках Национальной технологической инициативы создано большое количество рабочих групп, которые работают над различными направлениями. Нам важно объединить ресурсы и таланты, которые есть в МАИ и у наших партнёров.

Университет участвует в совместном российско-китайском проекте по созданию широкофюзеляжного дальнемагистрального самолёта, а также в проекте по модернизации гражданской техники, которые реализует ОАК. Есть целый ряд проектов с Объединенной двигателестроительной корпорацией: они связаны с перспективами разработки двигателей для различного типа летательных аппаратов. Достаточно большая программа взаимодействия с корпорацией «Технодинамика», которая входит в «Ростех».

Скажите, какие принципиально новые технологии могут появиться в ближайшее время?

Управление жизненным циклом изделий, моделирование — эти технологии уже появились и позволяют оптимизировать сложные технические процессы. Существенное увеличение вычислительных мощностей суперкомпьютеров позволит решать принципиально новые задачи. Я бы отметил развитие аддитивных технологий, адаптивных и композитных конструкций. Повышение электрификации систем и агрегатов, интеграция авионики, развитие системы искусственного интеллекта сделают возможным прогнозирование отклонений поведения конструкций от штатных режимов работы. Будет развиваться интерфейс «человек-машина».

Вы читаете, что пишут блогеры? Многие, например, считают, что МАИ может стать центром разработки новых летательных аппаратов. Это реально?

Вполне реально. Сегодня инженерные вузы вовлекаются в реализацию реальных перспективных проектов. Работа по созданию инженерного центра, по формированию команд, которые бы занимались развитием отдельных направлений создания авиационных комплексов, у нас активно ведется. И МАИ имеет хорошие перспективы.

Когда вы работали в ОАК и в компании «Сухой», к вам на работу приходили студенты?

Конечно. Мы привлекали на практику и к работе студентов, как правило, с 3-го курса. А последние десять лет начинали знакомить ребят с компанией «Сухой» уже на первом курсе. Это себя полностью оправдывает. Надо сказать, что нынешний руководитель инженерного центра «Сухого» Михаил Стрелец начал работать в компании еще студентом-третьекурсником. Он был одним из молодых людей, которые обучались в рамках целевого набора. Большое количество руководителей и сотрудников подразделений КБ тоже прошли этот путь.

Занять свой эшелон

Судя по всему, в МАИ начались серьёзные изменения. Или я не права?

Вы правы. Во главе угла в ближайшие несколько лет стоит увеличение в разы объёмов и направлений научных исследований. Важно при этом обеспечить процесс вовлечения молодых специалистов в работу еще на этапе их учебы в университете. Серьёзная задача — модернизация учебного процесса.

Безусловно, мы должны работать с талантами. Потому что движение вперед обеспечивают именно лидеры. Очень важно сформировать такую творческую среду в коллективе, которая позволяла бы людям максимально эффективно себя реализовывать. Которая позволяла бы объединять профессорско-преподавательский состав, студентов, аспирантов в решении совместных научно-исследовательских задач. Нужно, чтобы для студентов будущая профессия была не только формально полученным дипломом, но и представляла жизненный интерес. Потому что только тогда можно себя реализовать, когда то, чем ты занимаешься, тебе интересно.

А как будет меняться учебная программа?

Я думаю, что должно происходить два процесса: с одной стороны, модернизация существующих учебных программ, а с другой — мы должны в более гибкой форме внедрять новые учебные программы. Сегодня важно готовить не только квалифицированных инженеров, но и выявлять среди них людей, которые имеют способности и таланты к управлению, которые смогут в дальнейшем организовывать крупные проекты. И дать им соответствующие знания.

Какие-то новые специальности появятся?

Есть целый ряд направлений, которые определяют перспективу развития не только космоса и авиации, а самых различных отраслей. Это, например, управление жизненным циклом изделий, моделирование, проектирование композитных конструкций, интеграция авионики, электрификация систем...

У вас за плечами огромный опыт конструктора и крупного руководителя. Это помогает видеть слабые звенья в вузовской подготовке, связях образования и промышленности?

Добавлю: у меня еще и 12 лет опыта работы в Московском авиационном институте. Даже до того, как я стал заведующим кафедрой самолётостроения, целевая подготовка студентов была одной из зон моего контроля. Не могу сказать, что я сегодня получил какой-то совершенно новый взгляд на взаимодействие промышленности и вуза, на вопросы подготовки кадров. Но, безусловно, есть видение того, в какую сторону надо двигаться. Начиная с развития взаимоотношений между ОАК, «Ростехом», Роскосмосом и МАИ до выстраивания и развития взаимоотношений с другими партнерами.

С какими проблемами сталкиваются молодые специалисты?

Техника меняется быстро, и МАИ должен быть активно вовлечен в реализацию проектов Национальной технологической инициативы. Например, AeroNet — это одна из программ, в которой мы просто обязаны активно участвовать. И мы большую работу в этом направлении ведём. Мы должны готовить специалистов, которые будут способны решать не сегодняшние задачи, а задачи завтрашнего дня. И в этом плане как раз и появятся новые специальности.

В прошлом году МАИ представил сильную программу для проекта «5-100», но не попал туда. Повторите попытку?

Считаю, что наше участие в программе «5-100» дало большой импульс развитию университета. Мы, не попав в число номинантов, тем не менее, сформировали совершенно новые подходы к развитию. И сегодня реализуем их при поддержке Минобрнауки, Минпромторга совместно с крупными корпорациями аэрокосмического сектора, институтами РАН и отраслевыми институтами. Взаимодействуем с министерством и по формированию общей идеологии инженерного образования. Думаю, на базе новых подходов мы будем двигаться в сторону того, чтобы стать лидерами по целому ряду направлений развития инженерного образования в стране. Верю, что у нас это получится.

От конструктора до дипломата

МАИ всегда славился своей особой средой, в которой вырастали и знаменитые конструкторы, и видные ученые, и космонавты, и дипломаты, и писатели?

Совершенно верно. Уникальная внутренняя «маёвская» среда, традиции — тоже очень ценный ресурс. То есть это не только вуз, который готовит узкоспециализированных специалистов, но и среда, которая способствует развитию студентов.

Иностранцев учится много?

Более тысячи. Но, безусловно, перед нами стоит задача существенно увеличить долю иностранных студентов. Страны Юго-Восточной Азии, БРИКС и СНГ, с которыми мы активно взаимодействуем по большому количеству направлений в высокотехнологичных отраслях, являются нашими партнёрами. Здесь есть большие перспективы, которые мы должны реализовать. Связаны они с продвижением МАИ не только как одного из ведущих инженерных вузов России, но и как одного из ведущих инженерных вузов в мире.

В аэрокосмическом комплексе работает немало сотрудников, у которых за плечами большой опыт, но нет знаний цифрового проектирования, других современных технологий. Планируете ли программы переподготовки?

Я считаю, что это одна из важнейших задач, которую мы должны решать. Безусловно, темп изменений, которые происходят, требует интенсивных программ повышения квалификации. И надо сказать, что мы такие программы обсуждаем и с российскими предприятиями, и с нашими зарубежными партнерами. Мы должны давать специалистам возможность постоянно совершенствоваться на протяжении всей их карьеры.

Первый приказ

Какой первый приказ вы подписали?

О назначении проректоров. И другие организационные приказы.

Новые лица появились?

Да. Задача — максимально использовать тот потенциал, который есть, а также привлечь новых людей для реализации программ изменений — в структуре предусмотрено формирование блока, который отвечает за перспективные направления развития вуза. Повторю: это касается модернизации учебного процесса и научной деятельности, работы с талантливыми студентами и выпускниками, позиционирования вуза. Мы должны по всем этим направлениям обеспечить внедрение новых взглядов и новых подходов, механизмов их реализации.

Уровень профессорско-преподавательского состава вас устраивает?

С точки зрения квалификации профессорско-преподавательского состава — он очень высокий. Более 1300 докторов и кандидатов наук. Безусловно, в рамках новых задач, которые перед нами стоят, нужно более активно привлекать к преподаванию людей, которые работают на передовых направлениях развития промышленности и воспитывать свои преподавательские кадры.

А чем привлечь молодых преподавателей? Теми деньгами, которые есть сейчас, трудно.

Важно поменять атмосферу вокруг вуза. Чтобы МАИ стал для них лучшим местом работы! Если преподаватель будет только читать лекции, то через два-три года он безнадежно отстанет. Нужно все время быть в тонусе. Для того чтобы быть в курсе современных тенденций и достижений, нужно, чтобы были комплексные, серьезные научно-исследовательские работы. Важно, чтобы у людей была интересная работа, чтобы у них были увлеченные студенты, чтобы их окружал целеустремленный творческий коллектив.

Фото: Олеся Курпяева/«Российская газета»

«Российская газета»
Наталия Ячменникова
Октябрь 2018
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

На сайте МАИ можно разместить свое объявление, новость или анонсировать свое мероприятие

Предложить новость