Интервью со студенткой филиала «Стрела» Нелли Сафиной

9 февраля 2012
Интервью со студенткой филиала «Стрела» Нелли Сафиной

На прошлой неделе в «Жуковских вестях» был опубликован материал о Нелли Сафиной — студентке филиала «Стрела»  получившей грант на своё изобретение. Обозреватель студенческого сайта Маёвец.ру Фёдор Глумов беседует с авторами разработки «Ищейка» — Нелли Сафиной и её коллегой Андреем Сидоренко.

Нелли Сафина: Наша команда не ограничивается двумя людьми. Кто-то отказался, кто-то просто постеснялся, кому-то не хватило времени. В основном мы работаем впятером. Я, Андрей и Иван Матвеев — мы одногруппники, студенты пятого курса филиала «Стрела». И два выпускника нашей специальности: Ольга Гвоздкова — она получила диплом 2 года назад, и наш научный руководитель, Андрей Вицукаев — он уже закончил аспирантуру и скоро будет защищать кандидатскую. Мы все сейчас работаем в НИИП им. В. В. Тихомирова.

Маёвец.ru: Проект, за который вы получили грант, называется «Ищейка». Как давно вы над ним работаете? Чья была идея?

Нелли С.: На третьем курсе у нас начали преподавать дисциплину «Приёмники». Вёл её как раз наш нынешний научный руководитель. Он набрал группу студентов, заинтересованных в реализации внеплановых проектов, то есть желающих применить знания, полученные в стенах аудитории, на практике. Одна из идей, заключалась как раз в том, чтобы разработать технологию, а в дальнейшем и продукт, которые бы помогали находить «потерянные» дома предметы — пульт от телевизора, очки и т.п. Нам эта проблема показалась довольно простой и отчасти смешной, но технически все вышло иначе — именно над этим проектом мы работаем до сих пор.
Начав с теоретической подготовки, мы медленно подошли к практическому этапу. Естественно, никто не горел желанием вкладывать в проект свои деньги — элементная база довольно дорогая. Сначала мы искали спонсора, но столкнулись с тем, что это никому не нужно. В итоге мы вернулись в своему непосредственному начальству — к директору нашего филиала, Вячеславу Сергеевичу. Максимову наш энтузиазм, видимо, внушил доверие, и нам предложили поучаствовать в конкурсе «У.М.Н.И.К.». Первая попытка не удалась — мы даже не прошли отбор в городе. Но в прошлом году, уже в финале конкурса, в Черноголовке, наш проект был в числе победителей. Мы получили финансирование 400 тысяч на два года — каждый год, при наличии всех отчётов нам будут выделять по 200.

Маёвец.ru: Значит, теперь перед вами сияющие перспективы?

Андрей Сидоренко: Скорее, просто есть с чего начать. Сумма, на самом деле, более чем скромная. Посчитайте сами — 200 тысяч на десять месяцев, на пять человек — сколько получится? Это только зарплата. А ещё надо закупать материалы, которые перетянут на себя большую часть бюджета. Поэтому этот грант — это скорее финансирование хобби, нежели start-up для научного проекта. С другой стороны — не у всех есть и это. Если у нас всё хорошо сложится, то есть и следующие этапы конкурса.

Нелли С.: В течение двух лет мы постараемся сделать полезную модель, которая будет патентуемой. Во-первых, можно будет искать инвесторов самостоятельно, а во-вторых, можно выйти на следующие этапы конкурсов того же фонда — «УМНИК на СТАРТ» и «СТАРТ». Победа в последнем гарантирует долгосрочный контракт на 3 года с привлечением инвесторов и трёхмиллионный грант.

Маёвец.ru: Три миллиона — это уже внушительная цифра, не так ли?

Андрей С.: Для сравнения — на похожую технологию был государственный тендер. И на неё было выделено 100 миллионов рублей. Плюс нашей ситуации в том, что ресурс используется рациональнее, когда он в дефиците. Поэтому мы рассчитываем на успех.

Маёвец.ru: Есть ли у вашего проекта более широкая сфера применения?

Нелли С.: Конечно. Во-первых, идентификация любых объектов. Почти во всех магазинах сегодня на товарах закрепляются брелоки системы «Антивор». В её основе лежит та же технология. Во-вторых, она применяется в бесконтактной инвентаризации — штрих-код на товаре можно заменить на радио-метку.

Андрей С.: Радиочастотная идентификация развивается в мире очень бурно. У нас в стране её тоже начали использовать. Яркий пример этому — карты Московского метрополитена. Частоты на которых они работают — около 13 МГц. За разработку высокочастотных меток сейчас взялись Ростехнологии. Когда это выльется в конкретный продукт — неизвестно, по крайней мере мне.

Нелли С.: Есть ещё вариант промышленного применения. На предприятиях с непрерывным производственным процессом такими метками маркируется каждая деталь. В результате можно легко контролировать производство в реальном времени. Такая технология есть уже на заводах Airbus и Ford.

Андрей С.: Вариантов применения довольно много. Мы должны сейчас уверенно освоить технологию. А дальше — куда приведёт творческая мысль. Или заказчики.

Нелли С.: Да, узкое направление нашей деятельности определит в дальнейшем рынок. А пока главное — разобраться, как это всё правильно работает, чтобы быть готовым к любым предложениям.

Маёвец.ru: Насколько я знаю, у многих студентов, как и у современной молодёжи в целом, остро стоит вопрос самоопределения. Как вам удалось найти свою нишу?

Нелли С.: Простой расчёт. Когда я выбирала, куда поступать после школы, единственным вопросом был: «А кто будет востребован на рынке труда через 5 лет?».

Андрей С.: У меня, напротив, склонность к радиотехнике появилась еще в детстве. В школьные годы паял всё что угодно — от сверхчувствительных приёмников до компьютеров.

Маёвец.ru: С призванием разобрались. Но как из кучи идей выбрать ту, которая в дальнейшем разовьётся в большой проект, претендующий на грант? Сразу в омут с головой?

Нелли С.: Нет конечно, в начале, когда обдумывалась идея, мы воспринимали проект очень несерьёзно, мы даже не думали, что спустя 2 года будет идти такая серьёзная работа.

Андрей С.: Очень хорошо, что такие конкурсы существуют. Я уже участвовал в подобном проекте с другой командой. И по опыту того проекта хочу сказать, что эти гранты дают неплохой шанс осваивать новые технологии, до которых, будучи рядовым научным сотрудником, придется идти очень долго.

Нелли С.: Я постоянно слышу высказывания о том, как в России всё плохо, как мало возможностей у молодых учёных и т.д. На самом деле всё обстоит иначе. Есть и возможности, и перспективы, но их нужно искать и за них нужно бороться. Никто не будет уговаривать тебя участвовать в научной работе, создавать собственные проекты и участвовать в научных конкурсах.

Андрей С.: Даже в НИИПе, сотрудниками которого мы являемся, зарплаты в разы меньше премий за проектную работу. Поэтому, наверно, в нас и появилось понимание того, что бороться нужно не столько за деньги, сколько за работу.

Маёвец.ru: То есть бороться за рабочее место?

Нелли С.: Нет, за конкретные проекты. Никто не придёт и не скажет: «Сделай вот это, и мы тебе заплатим вот столько». Мы тут столкнулись с интересной ситуацией. Дело в том что Жуковский — наукоград, и научная деятельность в нём просто кипит. И после того, как мы выиграли этот грант, руководству филиала начали задавать вопросы: «Кто это такие?», «Почему мы про них ничего не знаем?», «Мы вот уже столько лет работаем. Почему они выигрывают, а мы нет?». Ответ был один для всех: «Они всё сами сделали. Спросите у них сами». Люди почему-то считают, что здесь важна выслуга лет. Современные реалии таковы, что научные работники, претендующие на успех, должны помимо профильных навыков и знаний, обладать некоторыми менеджерскими способностями. Можно быть гениальным человеком, но ничего не добиться.

За время встречи мы с ребятами успели обсудить и религию, и философию, и политику, поделились детскими воспоминаниями и студенческими байками. Ребятам однозначно повезло — увлечение совпало с работой, и они не стесняются об этом говорить. Но к этому везению необходимо добавлять еще и упорный труд — только тогда можно ждать успеха. Осталось только пожелать им удачи в реализации планов.

Автор: Фёдор Глумов
Фото: Сергей Пахомов

Маёвец.ру
Май 2018
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

На сайте МАИ можно разместить свое объявление, новость или анонсировать свое мероприятие

Предложить новость