Василий Павлович Мишин — ракеты, космос, образование

18 января 2022
Василий Павлович Мишин — ракеты, космос, образование

18 января 2022 года исполняется 105 лет со дня рождения выдающегося выпускника Московского авиационного института — знаменитого конструктора ракетно-космической техники, одного из основоположников советской практической космонавтики Василия Павловича Мишина.

Василий Павлович Мишин — действительный член Академии наук СССР и Российской академии наук, профессор, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, обладатель первой золотой медали имени С. П. Королёва. Он был ближайшим соратником Сергея Павловича Королёва и продолжил его работы в области космонавтики.

Статья рассказывает о профессиональном пути и важнейших работах Василия Павловича, в том числе его образовательной деятельности в Московском авиационном институте.

Основоположники ракетной техники и космонавтики

Серьёзные глубокие исследования и конкретные разработки в области ракетно-космической техники в СССР начались в первые послевоенные годы и были направлены на скорейшее создание отечественных баллистических ракет, как важнейшей компоненты ракетно-ядерного щита страны, в жесткой конкуренции с аналогичными работами в США. Впоследствии эти работы естественным образом стали воплощаться в создание ракетно-космической техники (РКТ) и тоже проходили в соревновании с США.

Строгая секретность проектов привела к засекречиванию учёных и специалистов, работавших в этой сфере. В средствах массовой информации не упоминались фамилии руководителей таких проектов. Было лишь известно, что фундаментальные научные работы возглавляет некто «главный теоретик космонавтики», а это был президент Академии наук СССР (АН СССР) академик Мстислав Всеволодович Келдыш; прикладными исследованиями и проектно-конструкторскими работами руководит «главный конструктор», и это был действительно главный конструктор, руководитель ОКБ-1 Сергей Павлович Королёв. При выступлениях в печати для Сергея Павловича Королёва использовался псевдоним К. Сергеев. Аналогично, заместитель Королёва — Василий Павлович Мишин — мог публиковаться только под псевдонимом М. Васильев.

М. В. Келдыш, С. П. Королёв, В. П. Мишин

Лишь по прошествии достаточно большого временного отрезка и в сравнении с временем текущим мы начинаем понимать и оценивать тот огромный вклад в становление и развитие отечественной ракетно-космической техники, который внесли первопроходцы: Сергей Павлович Королёв, Василий Павлович Мишин, Владимир Павлович Бармин, Валентин Петрович Глушко, Николай Алексеевич Пилюгин, Алексей Фёдорович Богомолов, Михаил Сергеевич Рязанский, Василий Иванович Кузнецов, Владимир Николаевич Челомей, Михаил Кузьмич Янгель, Виктор Петрович Макеев, Александр Давидович Надирадзе и другие ключевые фигуры, выдающиеся основоположники РКТ. В этой блестящей плеяде талантливых и работоспособных конструкторов и учёных академик Мишин, правая рука Королёва, играл весьма важную роль. Это был, как и Королёв, человек беззаветно преданный Родине, великому делу освоения космоса и обеспечения обороноспособности нашей страны.

Первые шаги на большом пути

В 30-е годы прошлого столетия для молодёжи очень привлекательными областями были авиация, планеризм и прыжки с парашютом. В 1930 году был основан Московский авиационный институт (МАИ), и желающих учиться в нём было много. Такая мечта была и у Василия Мишина.

В 1931 году, в 15 лет, он окончил семилетку и стал учеником слесаря в так называемой Школе фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ). По окончании ФЗУ был направлен слесарем в цех особых заданий ЦАГИ, где проработал до сентября 1935 года. В то же время без отрыва от работы на производстве он учился на вечерних курсах подготовки во втуз. В сентябре 1935 года был командирован на учёбу в Московский авиационный институт по специальности «Инженер-механик по вооружению самолётов». Окончил МАИ в апреле 1941 года.

На аэродроме лётной школы В. П. Мишин проводит инструктаж перед полётами

Будучи ещё студентом МАИ, Василий Мишин с преддипломной практики начал работать конструктором в ОКБ завода № 293 Наркомата авиационной промышленности, возглавляемого Виктором Фёдоровичем Болховитиновым. Здесь в военные годы принимал участие в создании систем вооружения самолётов, в том числе и первого ракетного истребителя Би-1.

За удачные технические решения Мишин был удостоен в 1945 году своего первого ордена — Красной Звезды. Именно эту свою первую награду Василий Павлович ценил больше всего.

В 1944 году он был включен в группу специалистов по изучению так называемых «осколков» Фау-2, а после завершения работы этой группы получил персональное поручение от В. Ф. Болховитинова заняться теоретическими вопросами высотных и дальних ракет.

В августе 1945 года работал в Межведомственной комиссии ЦК ВКП(б) по изучению немецкой ракетной техники. Был командирован в Германию и Чехословакию в качестве руководителя группы специалистов, перед которой была поставлена задача найти технические документы по ФАУ-2. Затем было создано расчётно-теоретическое бюро под руководством Мишина по проблемам аэродинамики, баллистики, прочности и другим вопросам, связанным с ФАУ-2.

И, наконец, историческая встреча в Германии с Сергеем Павловичем Королёвым (1945 год) и предложение работать под его руководством (1946 год). С тех пор они стали ближайшими соратниками по созданию первых отечественных баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов.

Как начинались великие дела

В мае 1945 года по постановлению Совета Министров СССР о развертывании в стране работ по реактивному вооружению был образован институт в НИИ-88 (ЦНИИмаш) с отделом по ракетной технике (начальник отдела — С. П. Королёв, заместитель — В. П. Мишин). На его основе в 1950 году создано Особое конструкторское бюро — ОКБ-1 (в дальнейшем это ЦКБЭМ, НПО «Энергия», РКК «Энергия»), главным конструктором и директором которого стал С. П. Королёв, первым заместителем — В. П. Мишин.

Сергей Павлович поручил Мишину, пожалуй, наиболее творческий и ответственный участок работы в ОКБ-1 — науку и проектную деятельность, с чем тот успешно справлялся и был генератором, как бы сейчас сказали, инновационных идей. А они были тогда нужны как воздух, поскольку практически всё создавалось с чистого листа. Масштабность созданного ракетно-ядерного щита и прорыва в космос, величие научно-технических достижений и кратчайшие сроки их реализации — всё это невозможно сейчас переоценить.

Вначале, почти сразу после окончания Великой Отечественной войны, нужно было осваивать и внедрять новейшую сложную ракетную технику, а таких специалистов в нашей стране было крайне мало.

Ситуация в США была принципиально иной. Незадолго до окончания Второй мировой войны секретный ракетный центр в немецком городе Пенемюнде и сборочный ракетный завод в городе Нордхаузене, рассчитанный на сборку до 1000 ракет Фау-2 в месяц, были в зоне действия американских войск. Они захватили не только сотни специалистов-ракетчиков, но и вывезли вместе с ними в Америку всю документацию (более 14 тонн!) и сотню уже готовых ракет Фау-2. Когда же наша армия вошла в эту зону, там уже мало чего оставалось.

Вот, что пишет в своих воспоминаниях Василий Павлович Мишин: «Американцы перед уходом из Нордхаузена сделали всё возможное, чтобы в руки русских попал минимум информации о немецкой ракетной технике. Они вывезли в США большое число основных специалистов-ракетчиков во главе с Вернером фон Брауном и генералом Вальтером Дорнбергером, около 100 полностью собранных ракет Фау-2 и взорвали сборочный завод. Это было одним из предвестников начала „холодной войны“. Группе, работавшей в районе г. Нордхаузена, пришлось с большим трудом собирать отдельные агрегаты, приборы и техническую документацию. Предприятия, изготовлявшие агрегаты, арматуру двигателей, приборы системы радиоуправления, агрегаты наземного оборудования ракет Фау-2 и других немецких ракет, были разбросаны по Чехословакии, Австрии, Венгрии, Польше. Пражской группе, в которую входил и я, удалось обнаружить немецкий военный архив, который направлялся через Чехословакию из Торгау (Германия) для захоронения в одном из озёр Австрии. В этом архиве был обнаружен неполный комплект технической документации ракет Фау-2 без общих видов, схем, расчётов и описаний. Эти чертежи были направлены в Москву в первых числах ноября 1945 г.» (Из книги В. П. Мишина «Записки ракетчика. Воспоминания, дневники, интервью», 2017 год).

Поэтому уже вскоре после окончания войны начались лётные испытания этих ракет в США, а немецкие специалисты были привлечены к американским ракетным, а затем и космическим проектам.

В нашей же стране пришлось начать работу в этой области, если не с чистого листа, то в существенно более сложных и неопределённых условиях.

В сентябре 1946 года Мишин возвращается в СССР, переводится в Калининград, будущий город Королёв, становится первым заместителем главного конструктора Сергея Павловича Королёва в ОКБ-1. На этот момент Василию Павловичу Мишину нет и 30 лет.

В конце 40-х годов прошлого века в СССР близились к завершению работы по созданию атомной бомбы, необходимо было создать ракетные средства её доставки. Сложился тогда своего рода триумвират академиков в лице научного руководителя работ по созданию атомной бомбы Игоря Васильевича Курчатова, главного конструктора ОКБ-1 Сергея Павловича Королёва и президента Академии наук СССР, директора Института прикладной математики АН СССР Мстислава Всеволодовича Келдыша.

Существует знаменитая фотография, которая долгое время демонстрировалась не полностью — лишь с этими тремя великими учёными (три «К»). На самом деле фотограф в 1959 году запечатлел четырёх человек: четвёртым был Василий Павлович Мишин, который также принимал активное участие в этом творческом союзе.

С. П. Королёв, И. В. Курчатов, М. В. Келдыш, В. П. Мишин (август 1959 года)

Кстати, в этом же году по Постановлению Правительства СССР была принята первая в стране межпланетная программа.

Нужно сказать, что в конце 1950-х годов настроение у руководства нашей страны было существенно оптимистичнее, чем в конце 1940-х. Был установлен своего рода паритет между СССР и США в возможностях доставки ядерных зарядов баллистическими ракетами дальнего действия, состоялись и первые космические прорывы. Конечно, нужно отдать должное первопроходцам в ракетно-космической технике. В первую очередь, это Королёв, как гениальный стратег и великий организатор. Но он был не один: без коллег, без Мишина эти успехи, как и дальнейшие, тем более в кратчайшие сроки, вряд ли были бы возможны.

Баллистические ракеты

Именно Мишин возглавлял большой комплекс научных исследований и проектных разработок по созданию баллистических ракет, начиная с первой ракеты — Р-1, которая имела дальность полёта 270 км. Её первый запуск состоялся в 1948 году. За ней последовало создание ракеты Р-2 с дальностью в 590 км.

В 1953 году разработана оперативно-тактическая ракета Р-11 подвижного наземного и морского базирования с дальностью полёта 270 км (принята на вооружение в 1955 году). Она работала на высококипящих компонентах топлива, что позволяло хранить и транспортировать ракету в заправленном состоянии.

Первая советская стратегическая ракета Р-5 с дальностью полёта до 1200 км и отделяющейся головной частью была создана в 1953 году, а в 1955 году появилась ракета Р-11 ФМ с базированием на подводной лодке, несущая ядерный заряд. Эта ракета положила начало морской ветви развития отечественной ракетной техники.

Ракета Р-5М с ядерным зарядом испытана в 1956 году. За создание ракеты Р-5 в 1956 году Мишин удостоен звания Героя Социалистического Труда.

1957 год отмечен блестящим достижением в ракетостроении — создана межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, построенная по двухступенчатой схеме (стартовая масса — 280 тонн). В то время появление подобного оружия имело поистине определяющее значение для обороны страны.

В 1961 году разработана принципиально новая межконтинентальная двухступенчатая жидкостная ракета Р-9 наземного и шахтного базирования заметно большей дальности, чем «семёрка», и с гораздо лучшими эксплуатационными свойствами, меньшей массы и размеров. Именно в этом проекте под руководством и непосредственном личном участии Мишина была разработана и успешно реализована революционная технология в криогенной технике — технология использования переохлаждённого жидкого кислорода с временем скоростной заправки Р-9 всего 5–6 минут.

Вклад Василия Павловича в создание всех этих ракет в жесточайшие по времени сроки трудно переоценить.

Баллистические ракеты

Ракеты-носители космических аппаратов

Кроме оборонной тематики ОКБ-1 с 1957 года активно занималось ракетно-космическими транспортными системами.

1957–1958 годы — РН «Спутник» — ИСЗ-1, ИСЗ-2, ИСЗ-3;

1958–1991 годы — РН «Восток» — автоматическая станция «Луна» и пилотируемые корабли;

с 1960 года — РН «Молния» — связь, исследование Луны, Марса, Венеры;

1963–1976 годы — РН «Восход» — пилотируемые корабли и космический аппарат «Зенит»;

с 1966 года — РН «Союз», «Зонд» — пилотируемые и грузовые корабли, исследование Луны;

1969–1974 годы — ракетно-космическая система Н1-ЛЗ — лунная программа.

Запуск первого искусственного спутника Земли (ИСЗ) 4 октября 1957 года с использованием ракеты-носителя (РН) Р-7, которая для космических целей получила имя «Спутник», произвел настоящий фурор в мире. За ним последовали запуски второго и третьего спутников.

Ракета Р-7 послужила базовой конструкцией для создания трёхступенчатой ракеты-носителя «Восток», которая сделала возможными запуск тяжелых спутников, первые полёты автоматических аппаратов к Луне и, что особенно важно, пилотируемые космические полёты.

Легендарный первый полёт в космос человека — Юрия Алексеевича Гагарина — был осуществлён 12 апреля 1961 года. Это стало великим событием не только для СССР, но и для всего человечества.

Следующей модификацией Р-7 стала четырёхступенчатая ракета-носитель «Молния». Она позволила осуществить межпланетные полёты автоматов к Марсу и Венере, увеличить массу КА для полётов к Луне (в том числе с мягкой посадкой на лунную поверхность) и вывести на орбиту спутники серии «Молния» для радио- и телевизионной связи с районами Дальнего Востока и Сибири.

На основе носителя «Восток» разработана трёхступенчатая ракета-носитель «Восход» для выведения уже многоместных кораблей, а затем ракета-носитель «Союз». В результате увеличена масса выводимых на околоземную орбиту космических аппаратов до 7,3 тонны, совершены пилотируемые космические полёты с двумя и тремя космонавтами, выход космонавтов в открытый космос и проведена стыковка кораблей серии «Союз» на орбите.

Усовершенствованный ракетно-космический комплекс «Союз» использовался в таких программах, как «Салют» «Союз», «Союз» — «Аполлон», «Салют-6» — «Союз» — «Прогресс», «Мир» и МКС. В 1973 году успешно полетела ещё одна ракета космического назначения «Союз-У» из серии знаменитой Р-7. Вот так «творили» и созидали в те времена!

Ракеты‐носители космических аппаратов

Нужно также заметить, что ракета-носитель «Союз» в нескольких её версиях и модификациях до сих пор остаётся основным средним носителем России и единственной сегодня ракетой, на постоянной основе доставляющей экипажи на Международную космическую станцию.

Особое по важности и сложности, во всех смыслах этого слова, место в деятельности Мишина занимали ракета-носитель Н-1 и пилотируемый лунный комплекс. Его имя в истории РКТ часто связывают именно с «царь-ракетой» — Н-1, которая была предназначена для решения в космосе ряда приоритетных задач и в конечном итоге оказалась на критическом пути советской пилотируемой лунной экспедиции. После четырёх закончившихся неудачей запусков советская пилотируемая лунная программа была в 1974 году закрыта (несмотря на то, что программой лётной отработки предусматривались испытания ещё двух уже практически собранных ракет). История советской лунной программы на протяжении последних десятилетий нашла своё отражение в ряде исторических публикаций.

Академик Мишин был автором ряда технических решений в РКТ, которые отличались не только смелостью и оригинальностью, но и особой рациональностью. Многие из них и в настоящее время входят в основной фонд проектно-конструкторских решений. В частности, по ракете Р-7 это горизонтальная сборка в монтажном корпусе вместо более дорогой вертикальной; подвеска ракеты за силовые узлы на боковых ускорителях в местах их крепления к центральному блоку, в результате чего конструкция ракеты получалась легче; отказ от газоструйных рулей и переход к управлению с помощью управляющих ракетных двигателей. Это были в то время принципиально новые, если не сказать революционные, технические решения.

Преемник Королёва

В январе 1966 года случилось непредвиденное — диагноз, который был положен в основу проведения достаточно простой медицинской операции, оказался ошибочным, и Сергей Павлович Королёв скончался на операционном столе. Это стало не только трагедией для близких к нему людей, товарищей по работе, но и невосполнимой потерей для страны. Союз Королёва и Мишина распался.

После смерти главного конструктора академика Королёва в 1966 году Мишин был назначен начальником и главным конструктором ОКБ-1, которое вскоре было переименовано в ЦКБЭМ (будущая РКК «Энергия»). Но работать Мишину стало в сто крат сложнее — не было рядом такого выдающегося человека, учёного, организатора и друга, как Сергей Павлович.

Как исключительно надёжный человек, по-настоящему ценивший дружбу, Мишин всегда был предан Королёву. Трогательно заботился о нём, когда они жили вместе на космодроме Байконур, поддерживал его практически во всех начинаниях. Остро переживал неожиданный безвременный уход из жизни дорогого для него человека. И первое дело, которое сделал заместитель и друг Сергея Павловича после известия о его кончине, — пошёл на беспрецедентный в то время шаг, настояв на рассекречивании имени главного конструктора ракетно-космических систем. А затем, вплоть до своей кончины, внимательно следил за правдивым отражением роли Королёва в космонавтике, отстаивал эту роль и достижения ОКБ-1 в ракетно-космической технике.

Уважение и преданное отношение к Королёву во время совместной работы вовсе не означают, что Мишин всегда следовал за мнением Сергея Павловича. Показателен пример с разработкой знаменитой «семёрки». Королёву была поставлена задача перед созданием межконтинентальной ракеты разработать ракету Р-3 на дальность 3000 км. И эта работа в КБ пошла энергично, широким фронтом. Однако Василий Павлович был иного мнения — считал правильным сразу создавать ракету на дальность порядка 10 000 км. Именно такое предложение, основанное на проведённой в КБ научно-исследовательской работе, и было представлено на рассмотрение.

Несмотря на возражения ряда главных конструкторов, Мишин сумел доказать не только возможность, но и необходимость такого решения. Работы по Р-3, продолжавшиеся уже почти два года, были свёрнуты, и КБ перешло на проектирование межконтинентальной ракеты Р-7. Мишин отвечал за проработку конструктивно-компоновочной схемы и выбор основных проектных параметров ракеты. Как оказалось впоследствии, принятое решение было единственно правильным с точки зрения быстрейшего обеспечения военно-политического ракетно-ядерного паритета с США. Созданной в 1957 году «семёрке» была суждена и долгая мирная работа, которая началась с запуска первого спутника, открывшего космическую эру для человечества.

Естественно, Василий Павлович был знаком с космонавтами первого набора, в том числе с Юрием Алексеевичем Гагариным. Он считал, в отличие от Королёва, выбор которого твердо пал на Гагарина, что первым космонавтом надо было выбрать Германа Степановича Титова. Но спустя некоторое время после фантастического полёта в космос Юрия Алексеевича и наступления ошеломляющей мировой известности, которая никак не повлияла на его характер, простоту и естественность поведения при общении с разными людьми — от рабочего до сильных мира сего, на его удивительную улыбку, Василий Павлович чистосердечно сказал, что Королёв был абсолютно прав в своем выборе. При этом Мишин сохранял своё уважение и расположение к Герману Степановичу как к замечательному человеку и космонавту.

Продолжение работ

Невозможно в одной статье сколь-нибудь подробно рассказать обо всех работах, руководителем или участником которых был Василий Павлович. Перечислим лишь некоторые из них: 1959 год — запуски межпланетных станций «Луна-1—3»; 1961 год — запуск автоматической межпланетной станции «Венера-1»; 1961 год — первый пуск чрезвычайно важной для обороны страны межконтинентальной баллистической ракеты Р-9; 1962 год — создание космического автоматического спутника-разведчика «Зенит»; 1965 год — выведение на орбиту первого спутника связи «Молния-1»; 1966 год — начало лётных испытаний первой советской серийной твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты РТ-2.

«Луна-1» и «Венера-1»

Пилотируемые космические корабли

После смерти Королёва академик Мишин возглавил «КБ Королёва» и, соответственно, отечественную пилотируемую космическую программу. Несмотря на все сложности работы в новых условиях, этот период также отмечен решением уникальных задач.

Под руководством и при участии Василия Павловича разработан и внедрён корабль «Союз», на его базе начата разработка беспилотного корабля «Прогресс».

В 1968 году — облёт Луны и возвращение на Землю пилотируемого корабля «Зонд» в автоматическом режиме.

Создана и запущена на орбиту первая в стране орбитальная станция «Салют».

В течение двух лет до 1974 года успешно готовилась программа совместного пилотируемого полёта советского корабля «Союз» и американского корабля «Аполлон». Программа была реализована через год после того, как Василий Павлович перестал работать в «королёвском» КБ.

Корабли «Союз», «Зонд» и стыковка «Союз» – «Аполлон»

В рамках лунной программы Н1-ЛЗ создан весьма надёжный унифицированный разгонный блок «Д» с нетоксичными компонентами топлива, который потом использовался для запуска межпланетных станций серий «Венера» и «Вега», геостационарных спутников «Радуга», «Горизонт», «Экран» и др.

Был разработан пилотируемый лунный комплекс, включающий в себя лунный орбитальный (ЛОК) и лунный посадочный (ЛК) корабли.

Последнее испытание ракеты-носителя Н-1 со штатными ЛОК и ЛК, выполненными в беспилотном варианте, состоялось 23 ноября 1972 года. За несколько секунд до расчётного времени разделения первой и второй ступеней из-за гидравлического удара ракета взорвалась на 107-й секунде полёта.

Больше испытаний ракет-носителей Н-1 не проводилось, хотя конструкторы надеялись, что пуски, намеченные на 1974 год, будут успешными. Уже были готовы к старту две следующие ракеты. В августе 1974 года должен был состояться пятый старт, а в конце года — шестой и, как считали конструкторы, последний перед успешной сдачей ракеты-носителя Н-1 в эксплуатацию.

Но в мае 1974 года советская лунная программа была закрыта, а все работы над Н-1 прекращены. Две готовые к пускам ракеты Н-1 были уничтожены.

Главный конструктор и фундаментальная наука

Академик Мишин принимал активное участие в решении и многих других актуальных научно-технических проблем в ракетно-космической технике. В частности, это относится к вопросам применения и длительного, практически неограниченного по времени хранения криогенных экологически чистых компонентов топлива. В том числе такие технологии были разработаны применительно к эксплуатации межконтинентальной баллистической ракеты Р-9. Были созданы замкнутые системы обеспечения температуры на уровне кипения жидкого гелия с использованием солнечной энергии.

Василий Павлович обладал уникальной способностью прогнозировать развитие ракетно-космической техники, выявлять актуальные области научных и практических приложений космонавтики, находить и привлекать к работе передовые научные организации и ведущих ученых.

Так, тесное сотрудничество с академиком Борисом Евгеньевичем Патоном и его сотрудниками позволило решить ряд важнейших проблем по созданию крупногабаритных объектов в космосе, быстроразъемных конструкций с их сборкой на орбите, применению специальных методов автоматической сварки в космических условиях при выполнении сборочных и ремонтных работ. Для этого была изобретена специальная установка «Вулкан» автоматизированной дуговой, плазменной и электронно-лучевой сварки.

Совместная работа с академиками Виктором Амазасповичем Амбарцумяном и Григором Арамовичем Гурзадяном привела к созданию первого космического телескопа на кораблях серии «Союз» и обсерваторий ОРИОН-1 и ОРИОН-2 на первой орбитальной станции «Салют» в 1971 году и корабле «Союз-13» в 1973 году.

Сотрудничество с академиком Николаем Николаевичем Шереметьевским привело к разработке безрасходной системы гравитационной стабилизации орбитальной станции в сочетании с использованием гиродинов.

Велика заслуга Мишина в становлении одного из ведущих предприятий ракетного двигателестроения в Воронеже и привлечении к созданию жидкостных ракетных двигателей Николая Дмитриевича Кузнецова и его самарского предприятия.

Василий Павлович имел способность видеть истинные проблемы развития ракетно-космической техники, предсказывать важные моменты и этапы в становлении советско-российской космонавтики, выявлять актуальные области научных и практических приложений ракетостроения, находить таланты и привлекать их к работе. У Василия Павловича была потрясающая интуиция. Он мог предсказать судьбу того или иного нового проекта. Так и произошло со знаменитым «Бураном». Да и о космическом пусковом комплексе «Морской старт» он говорил с большим сомнением.

Научно-образовательная деятельность

С 1974 года в жизни Мишина начался новый этап — постоянная работа в Московском авиационном институте в должности заведующего кафедрой 102 (сейчас — 601) «Проектирование и конструкция летательных аппаратов» (с 1987 года — «Космические системы и ракетостроение»). Василий Павлович был одним из создателей кафедры в 1959 году и возглавлял её в течение 31 года со дня основания (до 1974 года он заведовал кафедрой по совместительству). Здесь сложился сильный научно-педагогический коллектив. Кафедра всегда отличалась тесными связями с промышленностью. Василий Павлович заложил основы базового курса лекций по проектированию ракет-носителей, впоследствии космических транспортных систем, и всегда сам ещё с конца 1950-х годов читал этот курс.

Многие направления работы кафедры, заложенные ещё при жизни Василия Павловича Мишина, активно развиваются и в настоящее время. Это теория и методология проектирования ракет-носителей и космических аппаратов, проектная баллистика и механика космического полёта с разными типами двигателей, надёжность и эффективность, экспериментально-расчётные методы исследования различных физических процессов, сопровождающих работу конструкций и систем ракет и космических аппаратов, исследование и проектирование систем тепловой защиты, создание малых космических аппаратов, наноспутников, новых перспективных космических технологий, разработка информационных моделей жизненного цикла изделий и другие направления.

В. П. Мишин со студентами в учебном зале кафедры 601 МАИ (1991 год)

Создавалась и активно внедрялась в исследования и разработки уникальная экспериментальная и учебно-лабораторная база, в том числе: газодинамические тепловые и тепловакуумные стенды с электродуговыми, лучистыми и контактными нагревателями для моделирования тепловых режимов спускаемых аппаратов; динамические и акустические стенды для экспериментального исследования конструкций летательных аппаратов; башня невесомости с газовой пушкой для исследования поведения жидкостей в условиях микроускорений; башня для проведения бросковых испытаний.

В практике проведения экспериментов широко используются разработанные на кафедре математические методы и современные средства вычислительной техники и автоматизации испытаний.

Василий Павлович Мишин при поддержке Сергея Павловича Королёва привлек к работе в МАИ крупнейших специалистов своего дела из РКК «Энергия», в том числе заместителей Королёва и руководителей основных проектных подразделений ОКБ-1. Среди них Сергей Осипович Охапкин (заместитель по конструкции ракет-носителей), Анатолий Петрович Абрамов (заместитель по стартовым комплексам), Михаил Васильевич Мельников (заместитель по двигательным установкам), Михаил Клавдиевич Тихонравов (начальник отдела проектирования космических аппаратов), Владимир Фёдорович Рощин (начальник отдела аэродинамики и теплообмена), Рефат Фазылович Аппазов (начальник отдела баллистики), Виталий Константинович Безвербый (начальник проектно-баллистического отдела), Илья Макарович Рапопорт (крупный учёный по динамике конструкций). Также были привлечены и другие известные специалисты, в частности Владимир Константинович Карраск — один из создателей ракеты-носителя «Протон» из Центрального конструкторского бюро машиностроения (заместитель главного конструктора, директора ЦКБМ Владимира Николаевича Челомея).

Василий Павлович с уважением и любовью относился к студентам. Очень переживал, если приходилось ставить «2» на экзаменах.

Мишин являлся членом Учёного совета МАИ и аэрокосмического факультета, принимал активное участие в жизни университета в целом. Под руководством Василия Павловича в МАИ выполнялись обширные научные исследования по динамике, теплозащите, баллистике, машинному проектированию и конструированию.

В. П. Мишин со своим учеником и другом О. М. Алифановым

Результаты выполненных исследований внедряются как в учебный процесс, так и в практику проектирования новых перспективных типов летательных аппаратов.

На кафедре создана уникальная экспериментальная и учебно-лабораторная база, которая постоянно модернизируется, модифицируется, но основы её были заложены ещё при Мишине. Работают сильные научные коллективы. Проводятся исследования и разработки по ряду направлений, которыми руководил или в которых принимал участие в своё время сам Василий Павлович.

Одно из них — разработка теории и методологии проектирования многоразовых ракетно-космических систем. Одна из составляющих этих исследований заключается в проектной разработке систем спасения и доставки на базу отработавших ступеней и блоков ракет-носителей с использованием аэродинамической силы, тяги прямоточных и турбореактивных авиационных двигателей. Это были первые в стране исследования и разработки в данной области.

Научное содружество МАИ, ОКБ‐1 (ЦКБЭМ), ИПМ АН СССР (РАН) и МГУ

Василий Павлович интересовался и новыми направлениями в фундаментальной науке. Одно из таких направлений было связано с необходимостью решения некорректно поставленных обратных задач и начало развиваться на кафедре с 1970-х годов. В прикладном плане оно касалось экспериментально-расчётных исследований нестационарных режимов работы теплозащитных систем спускаемых космических аппаратов и положило начало разработке новых математических методов решения неустойчивых задач теплообмена, основанных на принципе регуляризации, сформулированном выдающимся математиком академиком Андреем Николаевичем Тихоновым. Но нужно было убедить и инженеров, и учёных, работающих в области теплообмена, терморегулирования, теплового проектирования, испытаний, что потенциально есть новая парадигма исследований, в основе которой постановки и методы решения именно некорректных обратных задач, и что это может дать новое качество в инженерных исследованиях и разработках.

Андрей Николаевич Тихонов и Василий Павлович Мишин были знакомы, более того, у них было много общего. Андрей Николаевич являлся заместителем по науке Мстислава Всеволодовича Келдыша — директора Института прикладной математики АН СССР, а после его кончины возглавил эту весьма важную для космонавтики организацию.

Тихонов создал факультет вычислительной математики и кибернетики в МГУ, а Мишин основал первую ракетно-космическую кафедру в МАИ, а затем способствовал созданию и развитию аэрокосмического факультета. Первый опыт преподавания Мишин получил в МГУ, где в 1957/58 учебном году по приглашению ректора — академика Ивана Георгиевича Петровского — читал лекции по вопросам проектирования ракет-носителей.

В 1973 году в МАИ под председательством академиков Мишина и Тихонова состоялся 1-й Всесоюзный научно-технический семинар по обратным задачам теплопроводности и обработке данных теплового эксперимента. На пленарном заседании они оба выступили с докладами.

Семинары стали регулярными, а с 1990 года перешли в разряд международных конференций (первая в мире международная конференция по обратным задачам состоялась в Суздале в сентябре 1990 года, в настоящее время аналогичные международные конференции проводятся каждый год в различных странах) с активным участием американцев и европейцев.

Эти семинары и конференции, в которых принимали участие многие математики, физики, инженеры, оказали и оказывают большое положительное влияние на прогресс как в прикладной теории обратных задач, так и в её реализации в различных практических исследованиях и разработках. Это действительно синергия теории и практики, взаимно обогащающая участников.

Методы исследований, основанные на решении обратных задач, разработанные на кафедре, уже в 1970–1980-х годах нашли своё полезное применение в ряде ракетно-космических проектов, а группа учёных и инженеров кафедры во главе с Василием Павловичем Мишиным была удостоена государственной премии.

Ещё одно направление, получившее своё начало на кафедре при жизни Василия Павловича, а затем ставшее весьма популярным как в нашей стране, так и в мире, — малые научно-образовательные вузовские спутники. Оно восходит к концу 1960-х годов, когда Мишин организовал на кафедре Студенческое космическое конструкторское бюро (СККБ) «Искра». Первым научным руководителем СККБ стал доктор технических наук, соратник Королёва, один из создателей ГИРД, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, Герой Социалистического Труда, профессор кафедры Михаил Клавдиевич Тихонравов.

В 1970–1974 годы в СККБ была создана серия первых в стране негерметичных спутников, что предвосхитило развитие этой технологии для космических аппаратов. В 1978 году впервые в мире в космос был выведен студенческий (университетский) связной малоразмерный спутник «Радио-2», успешно проработавший много месяцев, а в 1982 году также впервые с одного космического аппарата (борта орбитальной станции «Салют-7») были выведены другие космические аппараты (связные малоразмерные ИСЗ «Искра-2» и «Искра-3», научный руководитель — профессор Евгений Фёдорович Каменков). Затем последовали запуски научных малых космических аппаратов для геодезических исследований «МАК-1» и «МАК-2» (научный руководитель — профессор Геннадий Викторович Малышев). Это направление в деятельности «мишинской» кафедры продолжает активно развиваться и в настоящее время. В 2017 году осуществлён запуск наноспутника 3U Искра-МАИ-85.

Первые студенческие спутники, разработанные в СККБ МАИ (1968–1974 годы)

Наконец, два слова об одной из последних прижизненных разработок Мишина. Она началась с его докладов в МАИ, РАН и ЦАГИ. Академик и в 1990-е годы оставался верен себе как генератору новаторских идей. Именно такой его идеей стало предложение о будущем потенциальном развитии авиации, породнённое с достижениями в ракетной технике. Это вертикально взлетающие и вертикально садящиеся транспортные и гражданские самолёты с реактивными органами управления.

Эта очень смелая идея затем обосновывалась в МАИ с участием самолётчиков, ракетчиков и двигателистов. Было показано, что такой неожиданный подход не только имеет право на жизнь, но и может привести к созданию более эффективных и дешёвых самолётов. Это была, если можно так сказать, лебединая песня Василия Павловича.

На кафедре, созданной Мишиным, подготовлены тысячи молодых специалистов, защищены 26 докторских и более 100 кандидатских диссертаций, созданы крупные современные научно-педагогические школы, уникальные научные и учебные лаборатории, издано 27 учебников и 56 монографий.

Сам Василий Павлович является автором сотен научных трудов, монографий, учебников и учебных пособий. В первую очередь здесь нужно сказать о монографии «Баллистика управляемых ракет дальнего действия». Она выдержала два издания (первое секретное в 1956 году) и пару десятилетий была единственной в стране монографией по этой тематике, в том числе для подготовки студентов. Под авторством и редакцией Мишина в 1985 году издан учебник для вузов «Основы проектирования ЛА (транспортные системы)». Это тоже настольная книга не одного поколения студентов и специалистов ракетно-космической техники.

Таким образом, дела академика Мишина, в том числе в инженерном аэрокосмическом образовании и подготовке специалистов для ракетно-космических предприятий, проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, продолжают активную жизнь. Укрепляется сотрудничество с предприятиями отрасли и университетами страны, развивается международное сотрудничество с организациями и университетами мира.

Ко всему сказанному нужно добавить, что Василий Павлович всегда активно участвовал в общественной и общественно-научной деятельности, в частности, как депутат двух созывов Верховного совета Российской Федерации. Работая в МАИ, внёс большой вклад в подготовку материалов по научному наследию Фридриха Артуровича Цандера и в книгу о творческом пути Сергея Павловича Королёва, был председателем Учёного совета Политехнического музея, вёл работу в Академии наук, Экспертном совете по авиационной и ракетно-космической технике Высшей аттестационной комиссии СССР, редколлегиях ряда журналов общества «Знание» и т.д. При этом постоянно отстаивал выдающуюся роль Королёва в ракетно-космической технике, историческую правду о российской космонавтике в многочисленных статьях, интервью и докладах на отечественных и международных конференциях.

Ещё один штрих к пониманию масштаба личности Мишина: Василий Павлович всегда был готов помочь в трудную минуту, поддержать своих коллег, поделиться с ними своими знаниями и опытом, поэтому у него всегда были настоящие друзья.

Приведём только один, но весьма интересный пример: один из главных учёных и специалистов в ракетно-космической технике Китая академик Ван Юнчжи, в том числе главный конструктор ракеты «Великий поход-2F» и генеральный конструктор пилотируемой программы Китая, кораблей Shenzhou и Tiangong-2, считает себя учеником Мишина.

Ван Юнчжи в 1961 году окончил МАИ и делал дипломный проект под руководством Василия Павловича, затем неоднократно с ним встречался, приглашал для чтения лекций в 1-й и 5-й Академиях Китая.

Он не смог по состоянию здоровья приехать в МАИ в 2017 году на конференцию, посвящённую памяти Василия Павловича, его столетнему юбилею, но прислал очень сердечное, душевное письмо и презентацию, которые по поручению Ван Юнчжи представил сотрудник китайского посольства.

Вот лишь заключительная часть этого письма:

«Не забуду доброту учителя, буду вечно скучать по глубокоуважаемому учителю Василию Павловичу.

Академик Василий Мишин — всемирно известный специалист в космонавтике и ракетостроении, в мировом космическом сообществе он обладает огромным авторитетом. Когда ведущий на конференции по космонавтике, которая проходила в Вашингтоне в 1991 году, сказал, что в зале присутствует академик Мишин, все присутствующие встали и горячими аплодисментами выразили ему высокое почтение. Меня, как человека, сидящего с ним рядом, это очень потрясло. Его глубокие знания, богатый инженерный опыт, внимательное и добросовестное отношение и самоотверженное стремление передать свои знания неоценимо обогатили мировую космонавтику. Он достоин такого признания, я прибегаю к его урокам на протяжении всей жизни.

Дома я бережно храню нашу с Василием Павловичем фотографию, сделанную, когда мы встретились в Пекине после 30 лет разлуки. Эта фотография всегда появляется в моей биографии в качестве цветной иллюстрации. Прозорливая мудрость в его глазах, отзывчивость на лице, сделанный вместе с ним новаторский вклад в развитие космонавтики, человечества и усилия, затраченные на воспитание учёных для космической отрасли Китая и мира, навсегда живы в моей памяти.

Навечно скучаю по Вам, дорогой учитель, Василий Павлович!».

Выдающиеся конструкторы ракетно‐космической техники, академики В. П. Мишин и Ван Юнчжи

За выдающиеся достижения в космонавтике Василий Павлович был сразу избран действительным членом Международной академии астронавтики, минуя стадию выборов в члены-корреспонденты. Такое нарушение устава этой уважаемой академии практически никогда не допускается.

Василий Павлович Мишин представлял собой яркую самобытную личность. Он был под стать человеку такого масштаба, интеллекта и характера, как Сергей Павлович Королёв. Его жизненный принцип — всегда глядеть далеко вперед и приближать будущее своими идеями, исследованиями и разработками.

В технике он никогда не довольствовался малым, частным, его всегда интересовали новые крупномасштабные проекты, и он был их инициатором и разработчиком. Его жизнь была до предела насыщена творчеством, делами и свершениями, и эти свершения чётко соответствуют главным вехам в развитии ракетно-космической техники в нашей стране.

Он имел сильный волевой характер, последовательный и принципиальный в отстаивании намеченного им решения. Бесстрашие и бескомпромиссность в высказывании своего мнения по животрепещущим вопросам ракетно-космической техники, отстаивание этого мнения с необходимыми доводами и аргументами далеко не всегда были по вкусу руководителям разного ранга.

Если в профессиональных делах Мишин всегда был энергичным, целеустремлённым, решительным, и даже подчас излишне резким к своим оппонентам, то в повседневной жизни часто оказывался незащищённым и излишне доверчивым. Некоторые этим пользовались в своих, не всегда благородных, целях. Попадая в такие житейские истории, Василий Павлович никому в ответ не вредил, не держал зла и обычно с улыбкой рассказывал о своих промахах.

Мы, его коллеги на кафедре, не переставали удивляться его скромности, с одной стороны, и объективности оценок — с другой. Ему претили чванство, похвальба и политиканство. Он ничего не приукрашивал, не возвеличивал свою роль и утвердительно говорил лишь о тех делах и событиях, в которых лично и непосредственно участвовал, не любил пересказывать со слов других. Это было его кредо — ничего не добавлять сверх того, что ему было определённо известно. Такая позиция далеко не всегда популярна, но он считал её единственно честной.

Василий Павлович был совсем не меркантильным человеком, он был щедр в общении с людьми и, обладая огромным авторитетом, помогал им в разных житейских и служебных вопросах, щедро делился своими знаниями, богатейшим опытом с коллегами и студентами. При этом сам не переставал учиться, много читал специальной литературы, вникал в новые научные направления, имея удивительную способность всё «схватывать на лету». На его рабочем столе лежала не только сугубо профессиональная литература, но и учебники, например, по высшей математике.

Несмотря на тяжелейшую, изматывающую болезнь, до последнего дня Мишин работал в больничной палате над своим новым проектом — ещё один штрих, очень важный для понимания этого человека.

Василий Павлович любил жизнь. Любил своих близких, своих друзей, всегда был душой компании. При всех своих заслугах оставался удивительно скромным, душевным, глубоко порядочным человеком, у которого слово не расходилось с делом.

Он одинаково просто и откровенно, без дипломатических ухищрений мог общаться с человеком любого должностного уровня — от рабочего до министра, и был бескомпромиссен, когда вопрос касался дела всей его жизни — авиации и ракетно-космической техники.

Василий Павлович Мишин, работая долгие годы в ОКБ-1 (ЦКБЭМ), вел ежедневные записи своей деятельности в засекреченных тетрадях. В них он отмечал, что и как нужно сделать, с кем встретиться, какие вопросы обсудить и т.д. В итоге получился удивительный архив, отражающий в таком конкретном виде историю развития ракетно-космической техники в Советском Союзе. После снятия грифа секретности эти записи были опубликованы в виде книги под названием «Дневники».

В этот день было

Первый полет опытного образца одноместного спортивно-пилотажного самолета Як-55
Введен в действие Устав о дисциплине работников гражданской авиации СССР
Состоялся первый полет истребителя МиГ-23С

На сайте МАИ можно разместить своё объявление или новость