Заместитель начальника аэродрома Алферьево: «Инженер-конструктор должен летать»

7 декабря 2021
Заместитель начальника аэродрома Алферьево: «Инженер-конструктор должен летать»

7 декабря отмечается Международный день гражданской авиации. Это праздник для всех, кто влюблён в небо и связал с ним свою жизнь.

Один из таких людей — заместитель начальника по учебно-лётной работе на маёвском аэродроме Алферьево Максим Вуколов. Ни с чем не сравнимое чувство самостоятельного полёта он впервые испытал в студенческие времена, учась в МАИ, и с тех пор уже не сомневался в выборе профессии. О своём опыте и отношении к работе Максим Вуколов рассказал корреспонденту «МЧС Медиа».

Максим Владимирович, расскажите, что предшествовало вашему профессиональному определению?

Это была мечта детства, хотел поступить в Тамбовскую школу с первоначальной лётной подготовкой им. Марии Расковой, но не отпустили родители. Поэтому после 11 класса я поступил в МАИ, познакомился с самолётом на лётно-эксплуатационной практике, а затем сразу после окончания МАИ поступил в лётное училище, без перерыва отучился ещё 2 года и пришёл сюда лётчиком.

А вы помните свой первый рабочий день?

Меня ввели в строй, сделали допуск инструктора, и я полетел. Один, самостоятельно. Это был переворот в сознании, перестройка всего организма. Конечно, я переживал, испытывал стресс, но это были положительные эмоции. В момент полёта лётчик отслеживает каждую секунду. Моя профессия крайне ответственная.

Что больше всего запомнилось в период обучения?

У меня было 2 самостоятельных вылета во время обучения, один из которых — в училище с курсантом, а другой — без инструктора на аэродроме Алферьево. В момент полёта понимаешь, что контролируешь всё, полностью, на другом языке начинаешь общаться с самолётом, и отношение к процессу меняется с обывательского взгляда на профессиональный.

Когда садятся курсанты рядом, начинаешь читать их психотипы. Подобное необходимо учитывать в момент полёта. Например, человек может беспечно улыбаться. Если такое происходит в воздухе, это не всегда может означать, что ему хорошо и весело. Есть вероятность, что человеку психологически плохо, он находится в стрессе. Иногда человек не переживает, и визуально незаметно, что с ним что-то происходит, но из-за резкого перепада давления ему физически плохо. Все эти ситуации лётчик должен знать, заранее просчитывать и контролировать в процессе работы.

Скорее всего, вы не любите брать с собой в полёт курсантов?

Нет, наоборот. Для меня это большая радость — видеть, как первый полёт может раз и навсегда изменить человека и его отношение к профессии. Для только что прибывших курсантов это всегда одно из самых ярких впечатлений в жизни. Они понимают не только, как устроен самолёт, но и что в нём должно работать в определённый момент полёта, анализируют всё это, переживают. За всем этим очень интересно наблюдать.

Многие известные личности, начиная с Королёва, Антонова, начинали свой путь с того, что были лётчиками-планеристами. Это известная практика, то есть инженер-конструктор должен летать.

Сколько у вас лет профессионального опыта?

Я работаю 6 лет. За это время успел совершить 800 часов налёта и 15 прыжков с парашютом. Последние 3 года я числюсь руководителем полётов в экспериментальной авиации, поскольку проходил обучение в Школе лётчиков-испытателей им. А. В. Фёдотова. Все экспериментальные работы и штатные тренировки мы проводим совместно с МЧС России по плану лётной подготовки.

Такие специалисты, как вы, привлекаются при ЧС наравне со спасателями МЧС?

Мы в структуре государственной авиации. В случае ЧС мы обязаны предоставить свои силы и средства — поднимаем в воздух борт со специалистами, предоставляем свои площадки для пунктов базирования и заходов на посадку и делаем всё, что от нас необходимо.

Как общаются между собой пилоты и десантники?

За день до полётов мы проходим предварительную подготовку. За это время нужно изучить все необходимые тонкости: узнать прогноз погоды, обговорить действия, рассчитать точку выброски. На брифинге и предполётных указаниях специалисты делают уточнение по всем пунктам.

Как только самолёт оказывается в точке выброса, парашютисты либо самостоятельно, либо по команде штурмана осуществляют десантирование. Старший начальник парашютной службы присутствует всегда на мероприятиях.

Что сложного в полёте?

Всегда принимать грамотное безопасное решение при нештатной ситуации. А если всё хорошо проходит, нужно, как это принято у нас говорить, «лететь впереди самолёта». То есть заранее предсказывать все возможные варианты ситуаций в полёте на ближайшую минуту.

В этот день было

Присуждена Государственная премия за разработку семейства самолетов Су-27
Авиарегистр МАК выдал ОАО "Авиастар" "Свидетельство об одобрении производства"
Первый полет истребителя Су-35

На сайте МАИ можно разместить своё объявление или новость