Стабильность и самоконтроль: как работает психологическая служба МАИ

8 апреля 2020
Стабильность и самоконтроль: как работает психологическая служба МАИ

В октябре 2018 года в Московском авиационном институте начал работу кабинет психолога. За помощью сюда может обратиться любой маёвец. Сервис оказался востребован, поэтому с февраля 2020 года штат психологов был увеличен и сформирована психологическая служба МАИ. Её работа вносит неоценимый вклад в сохранение позитивного эмоционального фона среди студентов, преподавателей и сотрудников университета.

Руководитель психологической службы МАИ Елена Александровна Грищук рассказала пресс-службе МАИ о работе психологов университета, о том, какие проблемы больше всего беспокоят маёвцев, и дала ценные советы по сохранению внутренних ресурсов.

Как строится работа психологической службы МАИ? Что для вас изменилось сейчас, когда маёвцы перешли на дистанционный режим обучения?

В составе службы три психолога, и все они ведут приём в разных местах. Мы принимаем в общежитиях МАИ на Факультетском переулке, д. 10 и на ул. Фестивальная д. 4, к. 3, а также в спортивно-культурном центре по адресу ул. Вилиса Лациса, д. 16. Приём ведётся по предварительной записи. Такая рассредоточенность психологов была организована с целью наибольшего удобства для ребят, которые живут в маёвских корпусах, находящихся далеко от основной территории университета. Однако, если человек хочет к конкретному психологу — он может это сделать, ограничений нет.

Сейчас, пока введён карантин, все консультации проводятся только онлайн. У психологической службы МАИ есть своя страничка в сети «ВКонтакте». Там я веду просветительскую деятельность, размещаю статьи, посвящённые тому, как справиться со стрессом, какие психологические техники использовать, как себя мотивировать на работу в условиях самоизоляции, как справиться с самим собой. Вместе с коллегами общаемся с ребятами, которые обращаются с вопросами в сообщениях. Также проконсультироваться с нами маёвцы могут по телефону, в WhatsApp или Skype.

В дальнейшем у нас большие планы. Сделать семинары, тренинги, метафорические и трансформационные психологические игры по окончании карантина — когда мы войдём в стандартный режим. Также в перспективе дальнейшего развития — вести часть образовательной деятельности в системе дистанционного обучения LMS МАИ.

В связи с пандемией и карантином поток желающих обратиться за помощью вырос?

Нет. Но я всё равно пишу общие рекомендации, связанные с проблемами, которые могут возникнуть на фоне происходящего. Как правило, они делятся на два типа: либо человек очень паникует и тревожится, либо наоборот — уходит в состояние апатии. Я рассказываю, как справляться с тем и другим состоянием. И если человек прочитал пост и что-то хочет уточнить в комментариях или тет-а-тет — то мы активно с ним коммуницируем. Но не могу сказать, что у нас высокая активность в плане подобных запросов.

С чем в основном к вам обращаются маёвцы? Например, стресс из-за сессии?

Иногда ребята приходят и спрашивают «а если у меня не по учёбе вопрос?». Почему-то многие полагают, что если служба университетская — то и прийти можно только по вопросу учёбы. Абсолютно нет. Проблема с мамой, тревога за больную бабушку, конфликты с друзьями, с кем-то поссорился, несчастная любовь, сложности с самоорганизацией — любой вопрос, который беспокоит, просто так не уходит, заставляет плакать, не даёт спать ночами, вызывает неприятное, депрессивное и стрессовое состояние, является поводом прийти поговорить.

Иногда причина проблемы кроется всего лишь в нехватке информации. Мы разговариваем, я объясняю, как человек устроен, почему он сейчас так реагирует, как скоро это закончится. Порой нужно просто объяснить, что это состояние — естественная реакция на какую-то ситуацию. Иногда нужно помочь самоорганизоваться, потому что та же сессия — действительно стрессовая ситуация, и нужно правильно к этому относиться, не воспринимать как конец света. И на самом деле — через несколько сеансов ребята приходят и говорят: «мне полегчало», «меня отпустило».

Как помочь тому, кто сейчас читает ваше интервью, понимает, что ему плохо, но не знает причины?

К психологу МАИ можно не просто нести любые вопросы — иногда приходят и говорят примерно следующее: «я не знаю, о чём поговорить, но я просто решил прийти». И это тоже нормально. Мы либо раскопаем корень проблемы и решим это, либо проведём время за полезным общением. Всегда есть, о чём поговорить, потому что любопытство и желание общаться и узнавать что-то новое — это самое главное, что мы ждём от своих посетителей.

Ведёте ли вы какую-то статистику? Есть ли различия в обращениях между, скажем, курсами?

Всё абсолютно конфиденциально. Я не подаю никуда никакую информацию. Внутренняя статистика ведётся лишь потому, что психологической службе нужно мониторить изменение количества запросов как в целом, так и по институтам МАИ. Это нужно в том числе для того, чтобы активнее распространять информацию на тех кафедрах, откуда приходит мало людей. Это не значит, что там нет проблем. Это значит, что там мало кто знает про психологическую службу.

Безусловно, в обращениях по курсам есть различия — у каждого свои зоны тревоги. Например, в самом начале обучения 1-й курс чаще обращается по вопросам адаптации: отрыв от семьи и привычного круга друзей, нужно как-то вливаться в новую жизнь. 2-й семестр 1-го курса — это про то, как пережить хвосты и падение статуса отличника в первую сессию. 3-й курс — вопросы про то, как себя найти по выходу из университета, как реализоваться в профессии, как презентовать себя работодателю. 4-й и 5-й курсы, магистратура — вопросы о том, как проходить собеседование, как себя правильно преподнести, как справиться с тревогой на собеседовании и выйти из ступора, потому что «я столбенею, меня спрашивают, а я туплю и не могу ответить на простые вопросы».

Часто ли к вам обращаются сотрудники и преподаватели?

Обращаются, но намного меньше, чем студенты. Я думаю, это связано с тем, что не все знают, что мы ориентированы не только на работу со студентами.

Дайте, пожалуйста, несколько общих рекомендаций, которые были бы полезны большинству в условиях самоизоляции?

Важно понимать, что самоизоляция, карантин — временная мера. Никто нас на год-два-десять лет не изолирует. Мы не можем с уверенностью назвать дату, когда это закончится, но мы точно знаем, что это временно.

Наша самая главная задача сейчас — сохранение своих ресурсов. Потому что иначе, когда закончится изоляция, у нас может не оказаться сил что-то резко начать делать. Мы должны постоянно себя настраивать, успокаивать, абстрагироваться от этой ситуации, не поддаваться панике, не включаться 24/7 в изучение каких-то истерических и панических сообщений.

Сохранение нашего эмоционального спокойствия работает на нас. Потому что иммунитет зависит от нашего настроя. Если мы находимся в эмоциональном упадке — иммунитет падает, а шанс заболеть — повышается. Конечно, и беспечного состояния «а мне всё пофигу — я не заболею» тоже быть не должно. Но и панического состояния допускать нельзя.

Мы моем руки, проветриваем помещение. И это обязательно. Когда мы находимся дома — режим тоже обязательно должен быть: мы встаём по будильнику, определённое количество времени уделяем занятиям или написанию диплома, спортивной разминке, правильному питанию.

И не расслабляться: не ходить непричёсанным днями, не жевать из холодильника всё подряд. Сегодня внешнего контроля практически нет — и всё опирается на наш внутренний. Это хорошая ситуация для того, чтобы заняться самоорганизацией и работой над самим собой и проверить, насколько мы взрослые люди и насколько мы можем контролировать свою жизнь.

В этот день было

Состоялся первый полет модернизированного СВВП Як-38М
Завершение госиспытаний двигателя Д-136
Состоялся первый полёт Ту-144Д

На сайте МАИ можно разместить своё объявление или новость