Образование и наука промышленной революции — дискуссии дня открытия ASWeek

В Московском авиационном институте открылась III Международная неделя авиакосмических технологий, и программа первого дня Aerospace Science Week (ASWeek) оказалась весьма насыщенной. Сегодня же состоялось торжественное награждение победителей конкурса «Молодёжь и будущее авиации и космонавтики», участники которого с утра презентовали свои работы на выставке во Дворце культуры и техники. Одновременно с основной деловой программой в конференц-зале Музея МАИ прошло российско-китайское заседание по малым космическим аппаратам и космическим программам Ассоциации технических университетов России и Китая.

Но настоящий аншлаг собрали панельные дискуссии, на которых поднимались актуальные и острые вопросы не столько авиакосмической, сколько всех высокотехнологичных отраслей. Открылась ASWeek пленарной дискуссией с говорящим названием «Перспективы и задачи развития высокотехнологичных отраслей России».

Автоматизация «Жигулей» и высокие технологии

— Ещё несколько лет назад я бы сказал, что число технооптимистов равнялось числу технопессимистов — последние говорили, что в целом скачка, революции в промышленности уже быть не может, — открыл дискуссию её модератор, вице-президент Центра стратегических разработок Владимир Княгинин. — Сейчас же General Electric использует печатные (!) двигатели, а коллаборативные роботы, программируемые через движения человека, встают на сборочные линии. Технооптимисты уверены — промышленная революция идёт. Согласны ли вы с этим? — обратился он к участникам дискуссии.

Мнения разделились. Ректор Московского авиационного института Михаил Погосян в том, что мы — современники IV промышленной революции, совершенно уверен. Её чёткую периодизацию выделить невозможно; впрочем, самое главное — понимать, как существовать в её условиях. «Мы не можем внедрять новые процессы в старую продукцию. Если мы создадим автоматизированное производство „Жигулей“, то нам успех на мировом рынке не грозит».

Руководитель направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков, ведущий с ректором МАИ, по его словам, «долгую полемику в разных ипостасях», считает, что сроки революции существуют. «К 35-му году новый способ производства и новые рынки окончательно победят», — провозгласил он. Эффективным с экономической точки зрения новое производство, производство без человеческого участия, станет уже через девять лет.

Иначе, творчески, смотрит на промышленную революцию и.о. генерального директора АО «РВК» Евгений Кузнецов — в её основе, считает он, лежит принцип отказа от конвейерного, поточного производства. «В новом производстве практически каждое изделие может отличаться от ранее созданного. Сделать это через роботов невозможно».

Вице-президент СКОЛКОВО Алексей Беляков не спешил делать громкие временные прогнозы — процесс выхода новой технологии на рынок носит тектонический характер и может занимать десятилетия. Эта перспектива была воспринята Владимиром Княгининым явно отрицательно. «Если мы не напугаем промышленников, то они просто будут оптимизировать те технологии, которые уже существуют!» — с сожалением отметил он.

Промышленников пугать не стоит, но крупным корпорациям явно придётся адаптироваться к новым условиям. По мнению Михаила Погосяна, их ждёт переход к горизонтальной кооперации, долгосрочным стратегическим планам (сейчас их, увы, не строят) и участие в формировании и работе университетов третьего поколения, подразумевающих тесную интеграцию образования, науки и промышленности.

Как управлять жизненным циклом?

— Человечество всегда создавало сложные системы, но тема жизненного цикла стала популярной лет пятнадцать назад. Как вы считаете, почему? — сходу задал вопрос участникам модератор дискуссии «Управление жизненным циклом», заместитель генерального директора IT-холдинга IBS Михаил Белов.

Если раньше управление процессом было дискретным (на стадии разработки применялся один подход, при внедрении — другой), то сегодня основные параметры послепродажного обслуживания нужно закладывать на этапе проектирования, отмечает Михаил Погосян. Глава Центра проектирования холдинга «Технодинамика» Виктор Николенко, по его собственному выражению, «вступился за предков» — в конце концов, даже строительство пирамид можно назвать примером управления жизненным циклом. Однако если раньше сложные объекты были всё-таки штучным экземпляром, то сейчас они создаются массово, возразил директор по системной инженерии и IT-группы компаний ASE Вячеслав Аленьков. Во многом это является одним из значимых факторов появления новых подходов к управлению жизненным циклом, убеждён он.

Однако в авиационной отрасли их применять куда сложнее ввиду её общей консервативности и длительности жизненного цикла, посетовал Михаил Белов. Разумеется, в процессе сертификации присутствует элемент консерватизма, отметил на это ректор МАИ. В то же время в других отраслях нет того комплексного решения задач моделирования, количества интегрирования объектов и систем, что само по себе обеспечивает инновационную составляющую авиастроения, указал Михаил Погосян.

Aerospace MBA

В начале третьей, особенно интересной для авиакосмического университета дискуссии «Инженерное образование: новые подходы при подготовке кадров», её модератор, руководитель Центра образовательных разработок Московской школы управления «Сколково» Денис Конанчук обозначил два направления инженерного образования в мире. Первое — элитная инженерная подготовка кадров для ведущих мировых корпораций (США, Великобритания, Германия, Италия), второе — массовая подготовка (Китай, Малайзия).

Перед Россией, тяготеющей к элитному образованию, вопрос модернизации подготовки кадров стоит особенно остро — стране нужно сохранить свои лидерские позиции. Михаил Погосян выделил пять обучающих программ, которые необходимо внедрить в систему инженерного образования: управление жизненным циклом изделий, математическое моделирование, конструкции из новых (композитных) материалов, интеграция авионики и электрификация систем. «Основная идея, которую я пропагандирую: знания должны быть привязаны к определённому этапу развития различного рода систем. Знания должны быть привязаны к реальности», — пояснил ректор МАИ.

Также Михаил Погосян отметил дефицит управленческих кадров в промышленной сфере — в нынешней ситуации хороший инженер зачастую оказывается плохим руководителем и наоборот. С ликвидацией этого недостатка тесно связана идея создания программы Aerospace MBA, благодаря которой у специалистов смогут сформироваться навыки командной работы и решения реальных управленческих задач.

Директор Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России Александр Соболев в целом настроен оптимистично: российское инженерное образование на настоящий момент конкурентоспособно. «У нас есть статистические данные по тому, где работают выпускники-инженеры. Так вот, их уровень заработной платы на порядок выше, чем у юристов, экономистов и математиков», — подчеркнул он. Разумеется, проблема есть, и заключается она в том, что эти талантливые выпускники не трудоустраиваются по специальности. Для изменения ситуации, считает Александр Соболев, необходима ни много ни мало структурная перестройка вузов, увеличение вовлечённости студентов в научную работу, во взаимодействие со стейкхолдерами.

Впрочем, тот факт, что подобные вопросы поднимаются и обсуждаются в столь широком кругу экспертов, внушает определённые надежды. Как отметил проректор по учебной работе Московского Политеха Дмитрий Земцов, тот факт, что за одним столом собрались генеральный конструктор предприятия и один из топовых руководителей Минобрнауки, «производит огромное впечатление».

Фото: Антон Никитин

Дарья Хлякина ( Отдел по связям с общественностью УИСК )
comments powered by HyperComments
Июнь 2017
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

На сайте МАИ можно разместить свое объявление, новость или анонсировать свое мероприятие

Предложить новость