Академическая мобильность

Академической мобильностью является перемещение кого-либо, имеющего отношение к образованию, на определенный (обычно от семестра до года) период в другое образовательное учреждение (в своей стране или за рубежом) для обучения, преподавания или проведения исследований, после чего учащийся, преподаватель или исследователь возвращается в свое основное учебное заведение. Данное понятие не связано с эмиграцией или длительным периодом обучения (работы) за рубежом«, — такое определение академической мобильности дано в рекомендациях Комитета министров Совета Европы в 1996 г.

Академической мобильности студентов, преподавателей и административного персонала вузов в рамках Болонского процесса придается большое значение. Положение о важности мобильности всегда присутствует в болонских документах. «Великая хартия университетов» гласит: «Как и в далекие первые годы их истории, университеты поощряют мобильность преподавателей и студентов». Эта установка нашла развитие в Совместной декларации четырех министров образования (Сорбонна, 1998 г.): «Открытое европейское пространство высшего образования несет в себе бес численное множество перспектив, несомненно, уважающих наше разнообразие, но требующих, с другой стороны, постоянных усилий по устранению препятствий и созданию условий для обучения и учения, которые усилят мобильность и упрочат сотрудничество». Там же отмечается, что «как на первом уровне высшего образования, так и на втором, студентов следует поощрять, проводить, по меньшей мере, один семестр в университетах за пределами своей страны. В то же самое время все больше преподавателей и исследователей должны работать в европейских странах, помимо своей собственной». Наконец, Болонская декларация так формулирует задачи в данной области: «Способствовать мобильности за счет преодоления препятствий, эффективному осуществлению свободы передвижения, уделяя особое внимание:

  • для студентов — доступу к учебным заведениям и соответствующим услугам;
  • для преподавателей, исследователей и административного персонала — признанию и подтверждению периодов, проведенных в европейских странах, в целях научных исследований, преподавания и переподготовки, не нарушая их статуса и законных прав».

Берлинское коммюнике (2003 г.) вообще называет «мобильность студентов, академического и административного персонала основой создания европейского пространства высшего образования». Главная цель мобильности — дать студенту возможность получить разностороннее «европейское» образование по выбранному направлению подготовки, обеспечить ему доступ в признанные центры знаний, где традиционно формировались ведущие научные школы, расширить познания студента во всех областях европейской культуры, привить ему чувство гражданина Европы. Пражское коммюнике министров образования (2001 г.) отмечает, что мобильность позволит ее участникам «воспользоваться богатства ми европейского пространства высшего образования, включая демократические ценности, разнообразие культур и языков, разнообразие систем высшего образования».

«Академическая мобильность» отличается от традиционных зарубежных стажировок прежде всего тем, что, во-первых, студенты едут учиться за рубеж хоть и на ограниченные, но длительные сроки — от семестра до учебного года, и, во-вторых, во время таких стажировок они учатся полноценно, не только изучают язык и ознакомительно отдельные дисциплины, а проходят полный семестровый или годичный курс, который им засчитывается по возвращении в базовый вуз. «Базовым вузом» мы предлагаем называть тот вуз, куда студент поступал и чей диплом он изначально хотел получить. В Болонском процессе различают два вида академической мобильности: «вертикальную» и «горизонтальную». Под вертикальной мобильностью подразумевают полное обучение студента на степень в зарубежном вузе, под горизонтальной — обучение там в течение ограниченного периода (семестра, учебного года). Важное замечание: начиная с Обращения европейских ректоров в Саламанке (2001 г.), в болонских документах подчеркивается, что «виртуальная мобильность не является заменой физической мобильности».

Главное опасение в отношении мобильности обычно сводится к тому, что вольный студент будет разъезжать по Европе в поисках любого вуза, где его готовы принять на семестр или на год, получит в этом или в подобных вузах необходимое количество академических кредитов и потребует от базового вуза засчитать их в соответствии с болонскими документами, чтобы получить свой диплом. В одном из докладов на международной научной конференции по вопросам Болонского процесса в Москве (Россия в Болонском процессе, 2004 г.) отмечалось, что замечены группы студентов, которые сознательно занимаются поисками тех европейских вузов, где иностранных студентов принимают с охотой, а академические кредиты получить наиболее легко. Однако сейчас в европейскую практику мобильности в качестве официального документа введено «Соглашение об обучении» (ЕСТS Learning Agreement), в котором есть раздел для заполнения направляющим вузом с такой формулировкой: «Мы подтверждаем, что предложенная программа обучения утверждена». Это соглашение подписывают факультетский координатор направляющего вуза и сам студент.

В болонских документах нет ограничений на количество поездок студента по программам мобильности, однако в рамках реализации таких важных положений Болонской декларации, как автономность вуза и контроль качества обучения, вуз, на наш взгляд, имеет право достаточно жестко контролировать такие поездки. Во-первых, даже из соображений здравого смысла нельзя засчитывать кредиты, полученные не по изучаемой специальности: инженер не может претендовать на зачет кредитов, скажем, по медицине. Во-вторых, изучаемые в ходе реализации программ мобильности дисциплины должны соответствовать году обучения (курсу) и научно-теоретическому уровню изучения каждой конкретной дисциплины в базовом вузе. В-третьих, так или иначе дисциплины, изучаемые в зарубежном вузе, должны на данном этапе развития российского высшего образования соответствовать требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования. Базовый вуз вправе ограничивать число поездок по мобильности конкретного студента, если эти поездки не обеспечат полного овладения студентом программой обучения. Если же студент настоит и, получив согласие принимающего вуза, уедет учиться в то учебное заведение, которое он выбрал вопреки рекомендациям факультетского координатора по Болонскому процессу и декана факультета направляющего вуза, этот вуз вправе не засчитать ему начисленные кредиты для получения своего диплома, что, как минимум, удлинит срок его обучения за счет необходимости получить те кредиты, которые обязательны по программе. Европейская практика организации студенческой мобильности показывает, что этот процесс, несмотря на все усилия в целом, не принял широких масштабов. В октябре 2002 г. праздновалось направление миллионного «мобильного» студента за рубеж по программам «Эразмус», однако, учитывая, что столько студентов было отправлено за 14 лет (чуть больше 70 тысяч студентов в год), а в Европе ежегодно обучается свыше 10 миллионов студентов, это число невелико. Очевиден дисбаланс между регионами во взаимообмене студентами: преобладают потоки «мобильных» студентов с севера Европы в Западную Европу и из Восточной Европы туда же при почти полном отсутствии обратных потоков. В российских условиях вряд ли можно ожидать большого количества студенческих поездок по программам мобильности, особенно на первом уровне высшего образования — на уровне бакалавриата.

С дополнительными трудностями столкнутся те студенты, которые обучаются на кафедре военной подготовки. Можно предположить, что в ближайшем будущем большинство стажировок по мобильности будет осуществляться на уровне магистратуры. Важный вопрос — язык академической мобильности. Болонская декларация трепетно относится к сохранению языков и культур континента, однако потребность в общем языке европейского образования выдвигает на эту роль английский язык. Обучение чаще всего осуществляется на английском, однако постоянно подчеркивается, что поощряется изучение студентом языка страны пребывания, для чего принимающий университет призван организовывать интенсивные языковые курсы. В некоторых случаях вузы за это даже готовы начислять приехавшим студентам академические кредиты. В случае годичной стажировки университетам рекомендуется первый семестр обучать иностранных студентов на английском, а второй — на языке страны пребывания, однако это, скорее всего, окажется приемлемым только для точных наук и инженерного образования, да и то в случае использования родственных языков. В общем случае студент должен прибывать в зарубежный вуз на стажировку по программам мобильности, свободно владея или английским языком, или языком страны пребывания. Это ставит вопрос об организации углубленного изучения английского языка во всех российских вузах, не только языковых или гуманитарных. Проблемы практической организации мобильности явно различаются применительно к своим студентам, которые отправляются в зарубежный вуз, и применительно к прибывающим на обучение иностранным студентам. Теоретически студент может сам искать вуз, который окажется готов принять его на семестр или на год. Следует понимать, что решение о приеме студента на стажировку иностранный вуз будет принимать, исходя из многих соображений, среди которых не последнее место будут занимать базовый уровень подготовки приезжающего студента, владение им иностранным языком, наличие в принимающем вузе достаточного аудиторного фонда и мест в общежитиях или в секторе арендного жилья. В случае индивидуальных действий студент, получив согласие принимающего вуза, должен будет поставить в известность факультетского и кафедральных координаторов по Болонскому процессу базового вуза прежде всего для того, чтобы они могли определить, насколько предлагаемые ему для изучения дисциплины коррелируют с учебным планом факультета за аналогичный период обучения. Если «болонские» координаторы и деканат не найдут достаточного количества соответствий между учебными планами вузов, встанет вопрос о нецелесообразности данной по ездки. По вышеуказанным причинам, очевидно, мобильность правильнее организовывать на уровне вузов или факультетов с теми зарубежными университетами, с которыми у базового вуза уже установились партнерские отношения. В этом случае не придется отдельно изучать учебные планы вуза, куда едет студент; взаимозачет кредитов может быть заранее оговорен долговременными соглашениями.

Если студент едет за рубеж по программе мобильности с согласия базового вуза, полученные им кредиты, как правило, должны быть засчитаны полностью без какой-либо досдачи. Известны случаи, когда зарубежный вуз-партнер некорректно трактует основные параметры Болонского процесса, например, начисляет за стажировку иное, кроме 30 и 60, количество кредитов, предлагает дробные кредиты за курсы отдельных дисциплин и т.д. Если переговоры по этим вопросам не дадут положительного результата, базовый вуз будет вынужден корректировать политику вуза-партнера применительно к своему учебному плану. В отношении студентов, изъявивших желание пройти обучение по программам мобильности в российском вузе, также действует ряд ограничений. Исходя из емкости аудиторий, численности академических групп и наличия общежитий или жилья в частном секторе, необходимо заранее определить примерные квоты на прием; в пределах этих квот следует предусмотреть тестирование кандидатов по предшествующим изучению каждой дисциплины курсам, а также по иностранному или русскому языку. Необходимо дать кандидату на стажировку максимально полную информацию относительно условий его пребывания в России, включая самый широкий круг вопросов, например, особенности погоды в период нахождения в стране или стоимость медицинского обслуживания.

Содержание типового информационного пакета достаточно подробно разработано европейскими вузами и легко может быть отыскано на веб-сайтах университетов-партнеров. Если кандидат готов обучаться на русском языке, речь может идти о включенном обучении, т.е. он будет посещать занятия вместе с российскими студентами; если же студент запишется на предложенное вузом обучение на английском языке, окончательное решение о его приглашении будет, очевидно, приниматься после формирования группы достаточной численности с соответствующим уровнем подготовки. При организации обучения на английском или других иностранных языках следует понимать, что чтение лекций и проведение практических занятий должно быть на этих языках и при достаточном количестве соответствующей учебной литературы. Зачеты и экзамены тоже должны приниматься на иностранных языках. Важно помнить, что, как правило, иностранные студенты более умудрены жизненным опытом, по этой причине они сильнее мотивированы и достаточно четко представляют себе, зачем приехали в Россию и в конкретный вуз. Для иностранных студентов, обучающихся на английском языке, придется организовывать интенсивные курсы русского языка, чтобы, по меньшей мере, обеспечить их «лингвистическое выживание» в России. Также «мобильным» студентам целесообразно предложить максимально возможное количество курсов по выбору.

На сегодняшний день европейские вузы в тех странах, где высшее образование платное, берут с иностранных студентов плату, причем иногда даже повышенную по сравнению со студентами местными. В Великобритании такая практика возведена в ранг образовательной политики: плата за обучение со стороны иностранных студентов позволяет сократить оплату обучения гражданами Соединенного Королевства. Между тем Ассоциация национальных союзов студентов Европы (37 европейских стран, 11 миллионов студентов) «решительно выступает против всякой платы за обучение». Когда речь идет о бесплатности мобильности в тех странах, где высшее образование финансируется государством, имеется в виду только отсутствие платы за обучение; в любом случае студент сам должен будет оплатить дорогу, проживание, питание, медицинское обслуживание и другие социальные расходы, если это не сделает за него спонсор, базовый вуз или государство, что может составить значительную сумму. На период мобильности за студентом должны сохраняться положенная ему в базовом вузе стипендия и другие социальные выплаты, но, учитывая мизерные по европейским меркам размеры подобных пособий в вузах Российской Федерации, вряд ли можно рассчитывать, что они помогут нашему «мобильному» студенту решить свои финансовые проблемы.

Документы Болонского процесса постоянно призывают европейские университеты инициировать программы финансовой помощи малообеспеченным студентам в целях поддержания их европейской академической мобильности, однако излишнего оптимизма по поводу успешности таких призывов в российских условиях проявлять не приходится.

Понимая выгоды, которые несет в себе развитие мобильности для роста конкурентоспособности вузов, страны и всего европейского образования, развития единого рынка труда и конкурентоспособности европейской экономики в целом, правительства и европейские организации начали с новой энергией поддерживать развитие академической мобильности, видя в ней и инструмент, и одну из целей Болонского процесса. План действий по развитию мобильности в европейских университетах был разработан и поддержан Советом Европы в 2000 г. (Ницца).

План исходил из признания факта, что создание европейской зоны знаний — один из главных приоритетов развития Европы. А свободная, без препятствий мобильность всех участников образовательного процесса — студентов, преподавателей, исследователей, администраторов — должна стать базой для этого, являясь одним из главных условий повышения конкурентоспособности и привлекательности образования в европейских университетах.

Планом были провозглашены три главных цели:

  • определить более точно концепцию мобильности и сделать ее более демократичной;
  • развить соответствующие формы финансирования университетской мобильности;
  • расширить академическую мобильность и улучшить для нее условия.
Среди 42 мер, включенных в план, можно выделить основные группы, которые достаточно актуальны сегодня для российского образования и российских университетов.


  1. Комплекс мер, связанных с созданием условий для расширения мобильности:
    • подготовка администраторов университетов и преподавателей для роли организаторов процесса мобильности, организация обменов между ними в рамках европейских программ для установления более тесного взаимодействия;

    • развитие многоязычности, включая изучение соответствующих иностранных языков еще до периода мобильности; лучшей практики в части языковой подготовки, долговременную переподготовку преподавателей иностранного языка; выработку общих индикаторов для оценки языковой подготовки студентов и преподавателей; радикальное улучшение языковой подготовки студентов в целом;

    • облегчение доступности к информации о мобильности, включая создание специальных сайтов об основных европейских ресурсах и программах мобильности, введение в образовательных заведениях специальных форумов (chat-rоoms) для организаторов мобильности, студентов, преподавателей и т.д., для обсуждения и обмена информацией. Создание базы данных по всем двусторонним и многосторонним формам программ мобильности в Европе. Создание сопоставимой статистики по мобильности.

  2. Группа мер, направленных на создание схемы устойчивого финансирования мобильности, на базе координации и большего разнообразия системы различных финансовых источников (Европейского сообщества, правительств, местных властей, государственного и частного сектора), включая нахождение новых источников и форм финансирования (займы с льготными условиями, социальные фонды и т.п.).

  3. Группа мер, призванных обеспечить рост мобильности и ее совершенствование:

    • расширение числа участников мобильности и ее форм, в частности, открытие летних университетов для студентов и академического состава, распространение программ обучения по Интернету, поддержка партнерств между университетами по поводу обеспечения мобильности;

    • улучшение и унификация условий приема для всех групп участников мобильности, включая обеспечение соответствующей информацией в режиме «оn-line»;

    • согласование и упрощение академического календаря мобильности на основе точной и полной информации о деятельности каждого университета и посильной синхронизации университетского расписания, включая изучение возможностей деления учебного года на семестры с соответствующим набором студентов;

    • обеспечение необходимого соответствующего статуса для людей, вовлеченных в мобильность, включая такие меры, как официальное подтверждение соответствующими структурами тезиса, что мобильность представляет собой необходимый компонент в обучении студентов, а также в профессиональной деятельности и переподготовке научно-педагогического состава университета, вплоть до изучения возможности включения последних в научно-преподавательский состав университета на период мобильности.

  4. Пакет мер, направленных на усиление мотиваций и результатов, получаемых участниками. Он включает важнейшее требование признания результатов обучения в зарубежном вузе в дипломе своего университета, в частности, создание системы взаимного признания, эквивалентности дипломов и обучения в целом. Речь идет о развитии в рамках Европы всеобщей системы эквивалентности образования, квалификации и степеней, в частности, использования кредитной системы (ЕСТS), Приложений к диплому, создания поддерживающей инфраструктуры — сети национальных информационных центров (NARIC) и центров по мобильности и признанию (ЕNIС).

Обращает внимание, что одобренный Советом Европы план предусматривает не только действия отдельных университетов, но в большей мере, отталкиваясь от обобщения успешной деятельности последних и понимания роли и значения мобильности как образовательного ресурса, предполагает вовлечение широкого круга, внешнего по отношению к университетам сообщества: Европейской комиссии, государств-членов, национальных агентств по осуществлению европейских программ мобильности (Socrates, Leonardo de Youth и других). Примечательно, что план действий не полагается только на один источник финансирования, а предлагает диверсифицированную схему финансирования из разных источников, в которую встроены ведущие европейские программы академической мобильности.

Наиболее важной представляется логика построения плана, которая в определенной мере (с учетом опыта его реализации и российской специфики) может быть использована и для российских условий в целом, и для отдельных университетов, в частности, для создания партнерств с европейскими университетами в целях осуществления мобильности и академического сотрудничества. Намеченный план действий по развитию академической мобильности не затрагивает вопросов содержания образовательных программ и исходит из сопоставимости научно-образовательного процесса, его содержания, технологий обучения и оценки знаний студентов в университетах европейских стран. Распространение европейских программ обмена (например, таких как Эразмус) и действия этого плана на российское образовательное пространство неминуемо ставит вопрос вообще о степени сопоставимости научно-образовательного процесса (учебных планов, технологий обучения и оценки знаний, интеграции исследовательского процесса в учебный, процедур признания результатов обучения в европейских университетах в своем университете и т.д.). Руководители соответствующих образовательных структур ряда восточноевропейских стран, уже вступивших в Болонский процесс, отмечали важность в ходе первых шагов сотрудничества с европейскими университетами достижения большей степени сопоставимости образовательного процесса между университетами. Последнее актуально и для российских университетов, хотя и в разной степени для разных предметных областей образования: инженерного, естественных наук, гуманитарных наук, бизнес-образования. Кредитная система, которая используется в европейском образовательном пространстве, не делает сама по себе процесс образования сопоставимым по содержанию и технологиям обучения и оценки знаний. Напротив, ее эффективное использование (для определения и измерения объемов обучения) возможно лишь в условиях, когда согласуются и сопоставляются все основные элементы образовательного процесса.

Изучение отчетов стран по реализации целей Болонского процесса показывает разнообразие практических действий по развитию мобильности. Они также свидетельствуют о том, что реализация намеченного плана по усилению роли академической мобильности европейского образования успешно продвигается, хотя и не без проблем. Результатом в перспективе неизбежно станет большая привлекательность и конкурентоспособность европейского образования.