Построить самолёт, облететь Арктику и воспитать медведя: как маёвец исполнил детскую мечту

    Андрей Иванов окончил Московский авиационный институт в 2002 году. С детства его восхищали самолёты, парашюты и вертолёты — он жил рядом с Тушинским аэродромом и мечтал однажды стать профессиональным лётчиком.

    Сейчас за спиной у маёвца большой стаж в авиационной инженерии, три отреставрированных самолёта и кругосветка на самолёте-амфибии. Андрей руководит несколькими проектами, летает в экспедиции и воспитывает ручного медведя. В интервью пресс-службе МАИ конструктор рассказал про свой первый восстановленный самолёт и планы на будущее.

    Как зародилась любовь к авиации

    Самостоятельный полёт Андрей совершил уже в 11 лет, но первые мысли о покорении неба зародились задолго до этого. Будущий маёвец всегда знал, что хочет увидеть мир сверху.

    Андрей, расскажите, с чего всё началось?

    Я жил рядом с Тушинским аэродромом, и каждый день видел самолёты, парашюты, вертолёты. Как и у любого мальчишки, у меня это вызывало восхищение, я мечтал стать лётчиком. Когда мне было 11 лет, я пришёл на аэродром, подошёл к технику и спросил, где тут учат быть пилотом. Меня записали в Юношескую планерную школу, и уже через полгода — в феврале — я начал летать самостоятельно.

    Почему вы решили поступать в МАИ?

    Я выбирал между профессией лётчика и врача: летать хотелось больше. Но я решил действовать наверняка: пошёл учиться конструировать, чтобы построить себе самолёт. Так, я целенаправленно поступил в МАИ на кафедру 101 «Проектирование и сертификация авиационной техники».

    Какие воспоминания у вас остались о годах учёбы? Вы участвовали в лётной практике на аэродроме МАИ в Алферьево?

    Да, на лётной практике было интересно попробовать Як-18Т, Ан-2. А вообще остались очень добрые, тёплые воспоминания о преподавателях кафедры 101. На лекциях таких профессоров, профессионалов, как Аскольд Иванович Ендогур и Виктор Владимирович Мальчевский, вся аудитория замирала и слушала с упоением. Хотя первый курс и первая сессия казались очень сложными, позже удалось втянуться — особенно после того, как начались специальные дисциплины. Учиться стало интересно.


    Самостоятельные проекты

    Мечта стать лётчиком сбылась только через 10 лет после окончания института. До этого Андрей трудился на авиационных заводах и в конструкторских бюро. Его жизнь изменила покупка собственного самолёта «Цессна-150».

    Чем вы занялись после окончания университета?

    После вуза я устроился в ПАО «Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина», затем ушёл работать в небольшое конструкторское бюро Тушинского аэродрома, после чего занимался дирижаблями и аэростатами в МАИ. Сейчас уже около 10 лет работаю директором в Межрегиональной общественной организации пилотов и граждан-владельцев воздушных судов. Это общественная организация, которая помогает пилотам, владельцам воздушных судов, создаёт удобные и нужные интернет-сервисы, осуществляет юридическую защиту людей и лоббирует воздушное законодательство. Параллельно с работой я занимался проектом восстановления Ил-14.

    Расскажите, что это за проект. С чего он начался?

    Когда я работал в МАИ, меня отправили в США по обмену. Я съездил, увидел, как они летают, и вернулся воодушевлённый — твёрдо тогда решил, что надо строить свой маленький двухместный самолёт. В Штатах мне предложили купить «Цессну-150», я, конечно, согласился, нашёл деньги и потом полгода восстанавливал её на Тушинском аэродроме.

    Пока работал над «Цессной-150», заметил на аэродроме Ил-14 — огромный самолёт, который каждый праздник грабили и ломали. Он, можно сказать, умирал на глазах. Я нанял пожарную машину, транспортировал самолёт ближе к мастерской и нашёл владельца.

    Затем мы с другом договорились, чтобы Федерация любителей авиации России отдала нам этот самолёт. Стали восстанавливать его, рассказывать об этом в интернете, и к нам подтянулось очень много людей. Приезжали помогать выпускники МАИ, МГУ и МГТУ им. Баумана. Мы восстановили самолёт за три года, и он своим ходом улетел в Тверскую область. В последний месяц успели его убрать — аэродром уже был закрыт, построен стадион «Спартак», открывалось метро.

    Пока мы занимались Ил-14, узнали, что в Мячково стоят ещё два таких, связались с владельцем и выкупили второй. Он был в хорошем состоянии, и на его восстановление потребовался всего год. Сейчас самолёты Ил-14 стоят в Калуге на аэродроме Орешково. Это наше историческое достояние, которое мы обязаны хранить и поддерживать в лётном состоянии.

    Как и когда появилась идея кругосветки?

    Председатель совета директоров НПО «АэроВолга», Сергей Вячеславович Алафинов, пригласил меня в арктическую экспедицию. Его конструкторское бюро в Самаре выпускает гидросамолёты. Нашей целью было совершить полярную кругосветку на российских самолётах, которые выпустила Самара — это La-8 и Borey. Мы полетели командой из семи человек, причём с нами были два космонавта. Это Валерий Иванович Токарев, космонавт, астронавт, Герой России, лётчик-испытатель, и Олег Юрьевич Атьков, космонавт, врач, академик, Герой СССР.

    Мы вышли из Самары, пролетели через Норильск до Чукотки, до Северного Ледовитого океана, дальше у нас были Берингов пролив, Аляска, Канада, Баффинова земля, Гренландия, Исландия, Фарерские острова, Швеция, Норвегия, Финляндия и Россия. По времени это заняло 41 день, но часто мы просто сидели и ждали погоды. Погодные условия и логистика, на самом деле, вызывали сложности, но безумная красота России перекрывала все неприятные впечатления. Особенно запомнились Чукотка, Гренландия, Исландия, айсберги, киты и красота животного мира. И самолёты в итоге прекрасно себя показали.


    Как воспитать медведя

    Андрей представляет себя как частный пилот и «папа» медвежонка Мансура. Уже несколько лет лётчик воспитывает дикого зверя и ведёт его аккаунт в Facebook. Животное нашли на аэродроме и несколько раз неудачно пытались «пристроить»: после одной из попыток даже пришлось вызволять его с притравочной станции.

    Вы называете себя «папой» медведя. Что это за история, где сейчас живёт медведь?

    В один из апрельских приездов на аэродром мы увидели, как бегает медвежонок, которого нашли сотрудники. Мы попытались пристроить его в Центр спасения медвежат-сирот Пажетновых — там воспитывают животных, которых бросила мать, готовят их в течение года по специальной программе и выпускают осенью на природу. Очень важно при этом, чтобы медвежонок не воспринимал человека как друга. А наш медведь изначально отнёсся к людям как к родителям, поэтому этот вариант не подошёл.

    Тогда мы решили пристроить его в заповедник, но нас там обманули, и медвежонок попал на притравочную станцию. Забрали оттуда, стали брать его в полёты, играть с ним, и он, конечно, радовался, что общается с коллективом. Стало понятно, что медведь с нами навсегда. Мы огородили медвежонку территорию, сделали игровой комплекс, и так он стал жить на аэродроме. Через два года он сильно вырос, стал сильнее взрослого человека, и, хотя ничего плохого не делал, его уже побаивались.

    Мы перебрались в Калужскую область, построили ему там вольер, и Мансур стал, наверное, единственным медведем в России, который живёт в полувольных условиях. За границей это, кстати, достаточно распространено — когда животным огораживают участки леса. С обустройством вольера нам помогли биологи Московского зоопарка. Они скорректировали Мансуру рацион, помогли с обогащением среды, придумали головоломки, кормушки и развлечения. Я считаю, что наш проект сложился удачно.

    Сейчас у Мансура есть бассейн, вольер в лесной части аэродрома и свои аккаунты в соцсетях. Мы делаем трансляции на YouTube, показываем людям, как можно относиться к животным, и насколько медведь интересный зверь. Люди привыкли думать, что медведи опасны, но все конфликты между человеком и зверем связаны с обидой медведя. Учёные проводят вскрытия, из которых становится ясно, что агрессивно ведут себя те животные, в которых стреляли: у кого-то из них находили картечь в голове, а у кого-то во всех четырёх лапах.


    Он узнаёт вас?

    Мансур прекрасно нас узнаёт и очень скучает, ведь медведи испытывают те же чувства, что и человек. Конечно, его нельзя, как собаку, заставить выполнить команду, но с ним можно договориться, можно его заинтересовать. Например, задание можно предложить в виде игры, тогда медведь будет отвечать добром. Главное — правильно воспитать. Пока он маленький, бить, наказывать и проявлять силу нельзя — так вы надавите, он запомнит и потом отомстит. Мансур именно на хорошем отношении вырос добрым и контактным. Плюс для зверя важна свобода.

    О мотивации

    Лётчик уверен, что в авиационном деле самое главное — практика, о каком бы направлении ни шла речь. Сам он придерживается именно такой тактики и строит грандиозные планы по покорению неба.

    Какие планы строите на ближайшее будущее по развитию своих проектов? Собираетесь ли запускать что-то новое?

    Планируются большие перелёты и путешествия. Хочется слетать на Аляску, на Алтай, на Дальний Восток, в Монголию, организовать перелёт по маршруту Крым—Кавказ. Мы также будем летать с учёными считать белых медведей. Наверняка будут и другие проекты.


    Что вы можете пожелать нынешним студентам и абитуриентам МАИ?

    Студентам МАИ я бы пожелал больше взаимодействовать с живой техникой, не ограничиваться теорией, ведь это мотивирует развиваться в своей профессии и вдохновляет на новые идеи.

    На сайте МАИ можно разместить свое объявление, новость или анонсировать свое мероприятие

    Предложить новость